Дмитрий Беляев
15.03.2013 История, Личности, Россия ,

Неизвестная история о Суворове

В каждой семье есть истории, которые передаются из поколение в поколение — от отца к сыну, от деда к внуку. Если о моих прадедах вы знаете достаточно много, благодаря соответствующему разделу блога, то о прадедах прадедов знают только те, кто внимательно изучают публикуемые по этой теме материалы. Один из них — Леонтий Фёдорович Трефурт, адьютант самого Суворова, принимавший участие в легендарном походе через Альпы с Генералиссимусом в качестве его личного секретаря.

Сегодня спешу поделиться с вами интересной историей о том, как Леонтий Фёдорович однажды спас Александра Васильевича от гнева Государя.

Рассказывает в своих мемуарах младший брат моего прапрадеда, Иван Тимофеевич Беляев:

«После ряда блестящих побед, освободивших Италию от французов, Суворову был устроен в Милане роскошный бал, затмивший все виданные доселе. Собралось все лучшее, что только находилось в стране. Все взоры были устремлены на него, каждый спешил выразить свое восхищение победителю, первые красавицы Италии дарили его восторженными улыбками: Сам он был в ударе, сыпал шутками и для каждого находил слова привета.

В разгаре веселья генералиссимусу доложили, что прибыл курьер из Петербурга. Суворов тотчас взял у него пакет и удалился в кабинет. Каково же было его негодование, когда он прочел приказ Императора, повелевавший ему немедленно оставить Италию и через Альпы возвращаться в Россию…

Он вызвал прадеда(по материнской линии, Леонтий Фёдорович Трефурт — прим.Б.Д.) и продиктовал ему ответ, составленный в самых резких выражениях, называя это распоряжение явным безумием. Сам запечатал его и вернул с приказанием немедленно отправить его Государю. Потом круто повернулся и вышел в зал. Там он старался казаться веселым и беспечным, пил более обыкновенного и шутил с гостями. Но это ему плохо удавалось. На другое утро он вышел поздно к завтраку, видимо, расстроенный, ничего, не пил и не ел.

– Послали курьера? – бросил он отрывисто прадеду.

Тот отвечал утвердительно. К обеду он явился мрачным, как туча.

– Уехал курьер? – спросил он, как только вошел.

-Уехал, ваше сиятельство, – отвечал прадед.

Вечером Суворов вышел к ужину совершенно расстроенный и остановился перед прадедом.

– А что, Леонтий Федорович, – произнес он,– ведь курьер-то наш скачет?

– Скачет...

– И никакая сила уже не сможет остановить его?

– Простите, ваша светлость, – ответил тот,– я осмелился задержать его.

Обрадованный Суворов бросился обнимать своего секретаря. Потом они удалились к себе и составили ответ уже в совершенно иных выражениях.

Но солдаты приняли иначе безумный приказ: между ними произошло волнение, и они отказались идти на верную гибель. Узнав об этом, Суворов тотчас поскакал к войскам.

– Все сюда! – закричал он не своим голосом. – Несите лопаты! Ройте яму, ройте глубже! Зарывайте меня, не хочу больше оставаться живым! Он спрыгнул на дно.

– Вылезай, батюшка! Вылезай, отец родной! – отвечали растроганные солдаты. – Всюду пойдем за тобой, куда ни пойдешь!

И пошли, и пошли. Перешли Готард и Чертов мост, где разметанные бревна перевязывали офицерскими шарфами под градом пуль…И покрыли бессмертной славой имя суворовских чудо-богатырей.

Долго хранилась в нашей семье массивная золотая табакерка с заказанным в Милане портретом из слоновой кости. На ней изображен Суворов в мундире при всех орденах, с Андреевской лентой через плечо, с алмазным эполетом и жезлом в руках.  Подобного лица, как на этой миниатюре, я не видел ни на одном портрете. Это было наградой моему прадеду за его бессмертную услугу. Этот портрет остался в России.

Когда Суворов проезжал Нарву, на приеме в городской ратуше ему доложили, что здесь находится мать его секретаря (она была дочь бургомистра Гёте).

– Где здесь матушка Леонтия Федоровича? Подать мне сюда матушку моего Леонтия Федоровича, – воскликнул он.

Когда она протиснулась сквозь толпу, он обнял ее, поцеловал в лоб и осыпал благодарностями за услуги сына.

Привычки и чудачества Суворова, слова и поступки окружавших его лиц, тяжелое время Павла I, славные годы Отечественной войны и легендарные образы ее героев создавали для меня ряд картин гораздо более ярких, чем сухие отчеты истории или даже литературные труды прославленных авторов, где точные факты преданий переплетались с тенденциозной фикцией. Высокие примеры морали «Суриньки Суворова», как называл его прадед, который сам, по словам «Русской старины», как известно, за всю свою долгую жизнь никогда не позволил себе сказать ни одного слова лжи, вместе с живым примером отца, сурового, но отличавшегося высокой моралью, поднимали во мне дух и увлекали на прямой чистый путь».

Убеждён, что об этой истории вы точно слышите впервые.

Вчера, как раз, озвучил третью главу мемуаров Ивана Тимофеевича:

Скачать мемуары в формате PDF вы можете по ссылке:

http://yadi.sk/d/q_nAKEHF3-0l1

Напомню, что также они доступны в виде официального сайта:

История о благочестии и любви к Отчизне

В этой книге вы найдёте ещё много интересных историй — о Первой мировой и Гражданской войнах. От первого лица.

Искренне верю в то, что среди читателей моего блога есть большое количество интересующихся историей нашей страны людей. Поэтому надеюсь, что данная историческая веха вызвала у вас интерес.

P.S. Брат Леонтия Фёдоровича, Фёдор Фёдорович, был героем Отечественной войны 1812 года, а после — генерал-губернатором Твери.

Об этом вы можете прочитать в одном из предыдущих материалов:

//dbelyaev.ru/fyodor-fyodorovich-trefurt-4996.html

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Нарисованная Сирия

Великий и ужасный Голливуд дотянулся до Сирии. Пока Лавров и Шойгу рукопожимают британских коллег на встрече формата 2х2 в Лондоне,...

Закрыть