Дмитрий Беляев
15.07.2013 Война, История

Курская битва — перелом хребта немецкой армии

В этом месяце мы празднуем 70-летие со дня победы в Курской битвы, которая сыграла решающую после Сталинградской битвы роль в Великой Победе. Сегодня мы знаем, что это было величайшее танковое сражение, которое когда-либо случалось на этой земле. Но также и сегодня, когда современные боевые действия часто разрешаются точечными спец.операциями, достаточно трудно представить масштаб этой воистину колоссальной битвы.

Есть такой хороший журнал под названием «Русский Дом», который можно найти практически в каждом Храме нашей необъятной Родины. Предваряя статью о Курской битве, как раз и июльского номера, хочу обратить ваше внимание на сам журнал, а также на то, что в августовском номере выйдет моя статья о Русском Парагвае.

Сейчас же публикую статью Николая Сергеевича Леонова, которая позволит нам погрузиться с события тех военных дней и почувствовать себя сопричастными к победе в величайшем танковом сражении эпохи.

 

«К весне 1943 г. в Москве и Берлине стали разрабатывать планы летней кампании. Немцы готовили наступление, чтобы смыть память о позоре в Сталинграде. Но силёнок у них поубавилось за полтора года войны, и Гитлер решил нанести удар только по Орловско-Курскому выступу, который глубоко вдавался за немецкую линию обороны в центре фронта. Ставшая знаменитой Курская дуга имела в основании 200 км и «выпирала» на запад на 150 км. Немцы решили «срезать» опухоль, окружить скопившиеся в ней войска двух фронтов и резервов. Для этого они сконцентрировали свои силы у подножия Курской дуги с двух сторон — юга и севера. План операции, названной «Цитаделью», был утверждён 8 апреля 1943 г. Но днями раньше этот план, ещё даже не подписанный Гитлером, был добыт советской разведкой и положен на стол И.В.Сталину.

В отличие от начала войны на этот раз мы достоверно знали намерения противника и загодя стали готовиться к их отражению. Началась работа по созданию мощной оборонительной системы внутри Курской дуги. Почти три месяца войска, инженерные части и местное население скрытно копали противотанковые рвы, окопы, строили дзоты, ставили минные поля.

8 оборонительных рубежей образовали полосу в 50—70 км глубиной. На каждый километр фронта ставилось до 3 тыс. противотанковых и противопехотных мин, а плотность артиллерии достигала 150—200 стволов.

Немцы догадывались, что мы укрепляем оборону, но не предполагали смертельной для них ловушки. Они намеревались прорвать фронт с помощью новой бронетанковой техники, поступившей в их войска. Это были лучшие по тем временам тяжёлые танки «Тигр» с исключительно мощной 88-миллиметровой пушкой, снаряды которой пробивали броню наших «Т-34» с дистанции в 1,5 и 2 км. На Курской дуге их было около 150 единиц, они шли в атаку на острие танковых колонн, как закованные в латы рыцари на льду Чудского озера. В лобовой атаке мы были практически безпомощны против них. Наши танкисты могли надеяться только на «рукопашный бой», когда танковые колонны перемешивались и «Т-34», пользуясь своей лучшей маневренностью и скоростью, могли бить «Тигров» в бок и в кормовую часть. Немцы верили, что 200 новых средних танков «Пантера» и 90 самоходных штурмовых орудий «Фердинанд» обеспечат им перевес.

От пленных и перебежчиков мы точно знали, что немцы начнут наступление в 3 часа ночи 5 июля 1943 г. Их солдаты получили пятидневный паёк, боеприпасы. В эту ночь на наших позициях никто не спал. По решению командующего Центральным фронтом К.К.Рокоссовского за два часа до начала немецкого наступления советская артиллерия всеми силами нанесла огневой удар по позициям немцев — была выпущена четверть всего боекомплекта. Для немцев это оказалось шоком. Они поняли, что русские всё знают и готовы к встрече. Но жёсткий приказ фюрера и немецкая педантичность не позволили менять планы.

С нашей стороны в битве участвовали 1,3 млн бойцов, 3,5 тыс. танков, 19 тыс. орудий и около 3 тыс. самолетов. Немцы бросили в бой 800 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. танков, 10 тыс. орудий и миномётов и более 2 тыс. самолетов. Иными словами, у нас было некоторое численное превосходство в живой силе и технике. У немцев — определённое преимущество в качестве бронетанковых сил, лучше налажено управление войсками.

Наступление немцев продлилось только одну неделю (5—12 июля). Причём с каждым днём фронт их атак сужался, а глубина продвижения сокращалась. Максимально они смогли продвинуться на южном участке Курской дуги, где с тяжёлыми боями прошли 30—35 км, но так и не смогли прорвать даже второй оборонительный пояс.

Интенсивность и ожесточённость боёв не имеют равных в мировой истории. Потери были очень большими. Достоверно могу сказать, что, например, только в одной танковой контратаке, предпринятой Сталинградским танковым корпусом 6 июля для ликвидации прорыва немцев, было потеряно 119 машин «Т-34» и английских «Черчиллей» из 213 машин, которые были в корпусе. Экипажи подбитых танков выпрыгивали из своих машин и с автоматами и пистолетами продолжали бой с немецкими танкистами. Волна за волной накатывались армады бомбардировщиков и штурмовиков, над которыми кипел бой истребителей. Авиации обеих сторон делали до 3000 самолето-вылетов в день.

12 июля произошло знаменитое танковое сражение у села Прохоровка, где сошлись лоб в лоб 700 немецких и 860 советских танков. Наверное, это был кульминационный момент всей битвы на Орловско-Курской дуге. Усеянное искорёженной техникой и трупами прохоровское поле осталось за нами. Теперь там стоит величественный мемориал павшим защитникам Родины. А само поле наряду с Бородинским и Куликовым стало полем воинской славы России.

Хвалёный немецкий фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своей книге «Утерянные победы» так пишет о битве на Орловско-Курской дуге: «"Цитадель" была последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С её неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

После 12 июля 1943 г. советские войска перешли к активным действиям наступательного характера. 5 августа в честь освобождения городов Орла и Белгорода в Москве был дан первый победный салют. Это была своего рода «макушка» войны, после которой немцы, огрызаясь, уже не думали о наступлениях, откатывались всё дальше и дальше на запад. 25 сентября наши войска освободили Смоленск, а 6 ноября 1943 г. взяли штурмом столицу Украины Киев.

Победа в битве на Орловско-Курской дуге имела поистине историческое значение во всех отношениях. Руководство и народы СССР обрели полную уверенность в неотвратимости нашей окончательной победы в Великой Отечественной войне. Сталин дал указание начать отзыв из рядов действующей армии наиболее ценных научных кадров и специалистов, которым предстояло восстанавливать разрушенное войной народное хозяйство и двигать вперёд научно-техническое развитие страны.

На Тегеранскую конференцию (28 ноября — 1 декабря 1943 г.) И.Сталин приехал, уже имея «в кармане» такие политические козыри, которых у него раньше не было. Он смело поставил перед Рузвельтом и Черчиллем вопрос о передаче (после войны) Советскому Союзу части Восточной Пруссии в качестве компенсации за чудовищные разрушения, учинённые немцами на нашей территории. Он добился того, чтобы Западная Украина и Западная Белоруссия больше не рассматривались как польские территории, а Польше были бы переданы в порядке компенсации некоторые немецкие земли (имелись в виду Силезия, Данцигский коридор и др.). В общих чертах был набросан проект создания будущей ООН.И.Сталин вёл себя настолько уверенно, что когда У.Черчилль начал упираться по польскому вопросу, то наш тогдашний вождь сказал, обращаясь к К.Ворошилову и В.Молотову: «У нас слишком много дел дома, чтобы здесь тратить время». Британский премьер стушевался. Английский план открытия «второго фронта» на Балканах, а не в Западной Европе был отклонён без особых препирательств. Наша дипломатическая твёрдость была подкреплена победой под Орлом и Курском.

В Германии и в целом в Европе происходили свои глубокие подвижки. Немцы потеряли уверенность в своей победе и стали думать, как с минимальными потерями выйти из проигранной войны. В среде генералитета зрел заговор с целью покушения на Гитлера. Ровно через год — 20 июля 1944 г. — подполковник Клаус фон Штауффенберг во время оперативного совещания взорвал бомбу почти у ног Гитлера, но того спасла дубовая перегородка, отделявшая его от эпицентра взрыва. Репрессии были чудовищными. Всего было повешено и расстреляно около 5 тыс. человек. Фельдмаршал фон Клюге отравился. Генерал Эрвин Роммель — популярный «лис пустыни» — застрелился, чтобы не быть повешенным. Жалеть их — сердце не велит, все они — палачи России и хотели сразу же после успеха покушения вступить в сепаратные переговоры с союзниками, чтобы создать единый фронт против нашей страны. История распорядилась по-своему.

Крах немцев становился всё ближе и ближе. Силы сопротивления во всех странах обрели после Орловско-Курской битвы «второе дыхание», особенно на Балканах. Осмелевшие союзники в том же июле 1943 года высадились на острове Сицилия, а через полтора месяца на самом Апеннинском полуострове. 8 сентября 1943 года Италия вышла из войны. Силы немцев таяли на глазах.

Опыт сражений на Курской дуге дал толчок к дальнейшему совершенствованию советского вооружения. Был создан настоящий тяжёлый танк, получивший название «ИС» (Иосиф Сталин), на котором была установлена невиданная по мощи пушка калибра 122 мм. Для этого монстра немецкий «Тигр» становился лёгкой добычей, и хотя машин этой серии было выпущено немного (чуть больше 200), их появление на поле боя действовало устрашающе на немецких танкистов, военная выучка которых уже не походила на мастерство их коллег, убитых в боях на Курской дуге. Наши танки «ИС» и «КВ» (Климент Ворошилов) зарабатывали себе славу в боях в странах Европы.

Танк «Т-34», теперь уже всемирно признанный лучшим танком всех времён и народов, подвергся модернизации. Его прежняя, относительно слабая пушка 76 мм теперь была заменена на новое орудие 85 мм. Теперь ему по плечу была любая бронированная машина Третьего рейха.

Было бы нечестно в рассказе о битве на Орловско-Курской дуге не отметить наших самоотверженных работников тыла, которые недоедая, недосыпая, в дождь и зимнюю стужу, работая в две смены по 12 часов, нередко ночуя прямо в цехах у станков, неустанно ковали оружие победы. Весь народ помогал крепить наши вооружённые силы. Советская промышленность с каждым месяцем и годом набирала обороты и давала фронту всё больше и больше боевой техники. В том же 1943 г. наши заводы выпустили 24 тыс. танков и бронемашин плюс 4 тыс. самоходных орудий. Это в четыре раза больше, чем было потеряно в боях во время летней кампании 1943 г. На средства Русской Православной Церкви была построена танковая колонна «Дмитрий Донской».

Наши полководцы сумели по всем статьям переиграть своих противников и обеспечить великий триумф русскому оружию. В первую очередь это относится к Маршалу Советского Союза Г.К.Жукову, первому военачальнику, получившему в годы войны маршальскую звезду. Потом его грудь увенчали два ордена Победы (причём один из них за №1) и 4 Золотые звезды Героя Советского Союза. Он вместе с Маршалом Советского Союза Александром Васильевичем Василевским (кстати, сыном православного священника) координировал действия всех трёх фронтов, которые вели Орловско-Курскую битву. Но основная ответственность за исход сражения лежала на командующем Воронежским фронтом, защищавшим южную часть дуги, генерале армии Ватутине Николае Фёдоровиче, и на командующем Центральным фронтом (северная часть дуги) генерале армии Рокоссовском Константине Константиновиче (сидевшем в тюрьме накануне войны). Тыловым резервным Степным фронтом командовал Иван Степанович Конев.

К великому сожалению, генерал Ватутин Н.Ф. в феврале 1944 г. погиб, попав в засаду, организованную бендеровцами. К.Рокоссовский стал Маршалом Советского Союза, ему было доверено командовать парадом Победы в Москве на Красной площали
24 июня 1945 г.

Блестящая победа в сражении на Орловско-Курской дуге стала возможной в результате высокого профессионализма наших разведчиков, тщательной работы наших штабов, главнокомандующего и оперативных военачальников, стойкости и мужества солдат и офицеров советской армии, активной помощи всех граждан страны. Если бы мы умели так проводить операции с самого начала Великой Отечественной войны, то уберегли бы страну от бесчисленных жертв, от потери огромных территорий. Пусть уроки этой битвы станут нам вечным назиданием.»

Николай Сергеевич Леонов

Источник: http://www.russdom.ru/node/6948

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Феномен разрушителя

Знали ли вы, что на Горбачёва было совершено покушение? Что стрелявшему не хватило какой-то доли секунды, чтобы раз и навсегда...

Закрыть