Дмитрий Беляев
26.08.2012 Армия, Парагвай, Род, Россия, Семья

Русская Армия в Парагвае

Как постоянные читатели блога уже могли догадаться, эта воскресная публикация посвящена истории жизни моего прапрадеда, Ивана Тимофеевича Беляева. Человек удивительной судьбы, его жизнь была раздела надвое Гражданской войной. Генерал от артиллерии Царской армии, пользовался непререкаемым авторитетом среди солдат, был одним одним из основоположников современной артиллерийской науки. После Гражданской войны и эмиграции за границу, он обосновался в Парагвае, истории о котором интересовали Ивана Тимофеевича с детства. Там он собрал Русский очаг в 4000 русских, обучил парагвайцев военному делу, и в звании генерала уже парагвайской армии, как начальник ставки Главного штаба выиграл вместе с другими русскими офицерами войну с Боливией. За которой тогда все так же стояли США, в частности рокфеллеровская нефтедобывающая компания Standart Oil.

Предлагаю вашему вниманию фрагмент из книги «Русская Армия в Изгнании», ссылку на который мне прислал один из читателей блога.

Русская армия в Парагвае

Красное нашествие, уничтожившее Россию, обрекло миллионы самых талантливых, самых яростных и самых успешных граждан Российской Империи на эмиграцию. В самые разные точки планеты потекли мрачные потоки русских эмигрантов, от Испании до Маньчжурии, от Финляндии до Эфиопии. Среди них имелись не только военные, но и ученые, писатели, врачи, инженеры. Все те, кому не было места в залитой русской кровью Совдепии.

После того, как Германия проиграла Первую Мировую (в основном благодаря русскому оружию), страны Антанты внесли в Версальский Договор пункт о том, что германская армия должна быть сокращена до 100.000 человек, без тяжелого оружия, без авиации. Многие кадровые офицеры оказались не у дел. Часть этих людей направилась в Южную Америку, что, после эвакуации Русской Армии Врангеля из Крыма, привлекло внимание белых офицеров. В надежде на применение своих навыков в новой жизни, небольшая часть белогвардейцев отправилась на край свет. Армия Парагвая (в отличие от других «цивилизованных» стран вроде Франции, где увешенных орденами полковников загоняли в сержантские учебки) принимала русских офицеров с сохранением звания и даже ставила их на более высокие должности. Таким образом, Иван Тимофеевич Беляев, бывший царский генерал, георгиевский кавалер, белогвардеец, стал в конечном итоге начальником Генерального Штаба Вооруженных Сил Парагвая.

В октябре 1924 года, ещё не став начальником Генштаба, Беляев по заданию Министерства обороны Парагвая отправился на территорию Чако — полупустынную и местами болотистую местность, которая находилась между Боливией и Парагваем. До начала ХХ века никто всерьез не проводил там границу, пустынные земли никого не волновали. Беляев стал крупным исследователем этого региона, организовав 13 экспедиций. Беляевские экспедиции положили основу географии, этнографии, биологии и климатологии Чако. Особое внимание Беляев уделял различным индейским племенам, чья культура им была впервые описана.

В 1928 году в Чако нашли нефть. Через несколько недель произошли первые стычки между армиями Парагвая и Боливии. Великобритания и США, которые тогда ещё были врагами (в Генштабе США хранились планы по вторжению в Англию), защищали собственные интересы: американская корпорация Standard Oil поддерживала Боливию, британская Shell Oil — Парагвай.

Четыре года спустя, 15 июня 1932-го года, Боливия начала самый кровавый конфликт Южной Америки в ХХ веке, который вошел в историю как Чакская Война. Костяк парагвайской армии составляли русские соратники Беляева. Около 80 русских офицеров обеспечили победу парагвайской армии; из них 2 генерала, 8 полковников, 4 подполковника, 13 майоров и 23 капитана. Трое начальников штабов армий, один комдив, остальные на других командных должностях. Экспедиции Беляева стали основой картографии Генерального штаба. Можно сказать, что исключительно усилия русских офицеров сделали из толпы индейцев и горных крестьян боеспособную армию, которая смогла настучать по ушам боливийцам. Как писал русский генерал Стогов:

«Парагвайские солдаты умоляли свое высшее начальство назначить их в один из тех полков, коими командовали русские, выказавшие на этой войне не только особо присущую русскому доблесть, но и большие знания, умение и полученную в родной армии хорошую закваску в смысле заботы о подчиненных. О русской доблести и презрении к опасности рассказывали мне такой случай: дело было в глубоком сравнительно тылу — госпиталь, налет неприятельских аэропланов с бомбометанием, все и вся врассыпную, только русский доктор с неизменной трубкой во рту преспокойно продолжает работу, и вот один из зарывающихся в землю санитаров говорит другому: «Гляди, видно, сумасшедший», — а другой отвечает: «Да что ты, не знаешь? Ведь это русский». Этим было все сказано».

Война закончилась полным поражением Боливии; при двукратном численном превосходстве общие потери боливийской армии составили сто тысяч человек, тогда как армия Парагвая потеряла в два раза меньше. Кованные в огне гигантской мясорубки под названием Первая Мировая и поистине сверхчеловеческих условиях Гражданской Войны, русские воины своим военным гением, своим маниакальным героизмом и русской дерзостью принесли молодому государству свободу и господство в регионе. Парагвайцы их не забыли. Именем донского есаула Василия Серебрякова, павшего смертью храбрых в безумной психической атаке на превосходящие силы боливийцев, назван форт в Чако. Семь столичных улиц носят имена русских офицеров. Сама столица, Асунсьон, усыпана памятниками белоэмигрантам.

Но не только в военном плане Беляев и другие русские обогатили чужой, но ставший почти родным, Парагвай. Беляев оставил значимый след в истории Южной Америки как первопроходец, первым описавший не только географию Чако, но и местных индейцев. Он описал культуру, язык, религию и антропологию этих людей. Помимо авторства первых словарей для общения с индейцами, Беляев является автором теории об азиатском просхождении аборигенов Американского континента, которую он подкреплял своим знанием фольклора и бытовой культуры индейцев Чако. Позже, уже ближе к нашему времени, генетика начала подтверждать его теорию. Особо интересной работой Беляева считаются его труды о религии индейцев, в которых он описывает схожести чаковского шаманизма и некоторых ветхозаветных архетипов.

За полвека до открытия этой темы западным миром, наш русский генерал разработал целую философию по подходу к индейской культуре. Будучи директором колониальной школы «Бартоломе де Лас Касас», Беляев создал систему по урегулированию отношений европейцев и индейцев, которую южноамериканские правительства используют до сих пор, сделав основой местной этнической политики.

Иван Тимофеевич принадлежал к русскому миру, который ныне исчез. Миру, где военный — не безмозглый робот, а ученый, писатель или исследователь. Миру, где русские ковали судьбы целых континентов.

Миру, где степи Чако помнят натиск «Русо Бланко».

Источник: Книга «Русская Армия в Изгнании» из серии «Россия забытая и неизвестная», раздел 3, страницы 391-456. Составление, редакция, комментарии — С.В. Волков

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Чем тоталитарные репрессии отличаются от демократических люстраций?
Чем тоталитарные репрессии отличаются от демократических люстраций?

Вопрос, который мучает многих уже долгое время. Почему некоторым русскоязычным СМИ, например, разрешается говорить то, за что в какой-нибудь демократической...

Закрыть