Дмитрий Беляев
25.01.2013 Дети, Жизнь за рубежом, Закон, Здоровое общество, Норвегия, Россия, Справедливость ,

Педофил должен сидеть тюрьме

Намедни в Известиях вышла интересная статья. Интересна она прежде всего тем, что в ней утверждается, что жертва насилия «топ-блоггера ЖЖ» Рустема Адагамова дала показания по делу. Сразу же вокруг этого события появилось множество сплетен и слухов. Кто-то убеждён в том, что дело не будет спущено на тормозах, а кто-то, наоборот, выгораживает Адагамова и считает, что всё происходящее является инсценировкой. Несколько осложняет дело то, что педофилия в Норвегии считается не преступлением… а психическим заболеванием. Да, у них не только детские гей-парады проводят, но и «прощают» педофилам их былые прегрешения. Трудно себе представить, под какой угрозой в этой стране оказывается безопасность детей.

Давайте посмотрим подробнее, что мы имеем на сегодняшний день.

«Известия» пишут:

«Татьяна Дельсаль, экс-супруга топ-блогера Рунета и члена Координационного совета оппозиции Рустема Адагамова, публично обвинившая его в сексуальном преступлении против несовершеннолетней, передала доказательства его вины российским следователям. Сама жертва преступления, чье имя не разглашается, уже пообщалась с норвежскими полицейскими и в деталях рассказала о том, как и когда ее насиловал Адагамов.

— Мы хотим по имеющимся фактам опросить самого Адагамова, то он не приходит на допросы, — говорит собеседник, близкий к расследованию. — Его адвокат заявил, что Адагамова нет в стране, мол, он находится в дальней экспедиции и неизвестно, когда вернется.

Адвокат Адагамова Андрей Жаров сообщил «Известиям», что на вопросы о том, где сейчас находится его подзащитный и почему он не является в СКР, «отвечать не будет». Сам Адагамов для комментариев недоступен, после обвинений Дельсаль с прессой он не общается. Неделю назад он даже закрыл свои аккаунты в социальных сетях (Facebook и Twitter), однако вскоре продолжил там писать и выкладывать свежие фото. Одно из последних было сделано в Испании, на фестивале русского кино в Марбелье, на нем блогер запечатлен с актрисой Ириной Безруковой.

Татьяна Дельсаль говорит, что не удивлена поведением бывшего мужа и тем, что он не является на допросы.

— Он, конечно, будет скрываться и отказываться от дачи показаний, но я все равно не сомневаюсь, что с ним поступят по закону и Адагамов будет осужден, — говорит Дельсаль. — Его жертва очень хочет встретиться с ним в суде, неважно в каком — российском или норвежском, — и посмотреть ему в глаза. Она не верит, что он сможет солгать, когда будет смотреть ей в глаза.

По словам Дельсаль, пострадавшая от Адагамова собирается с силами, чтобы «довести это дело до конца и наказать насильника».

— Ей придется снова все это вспоминать, давать показания, предоставлять доказательства и свидетелей, которые есть и в Норвегии, и в России, — поясняет Дельсаль. — По норвежскому закону Адагамов совершил тяжкое преступление, по нему нет срока давности, так что торопиться ей некуда».

Известная прописная истина — невиновному человеку скрывать нечего. А уж скрываться то и тем более.

Полиграф Адагамов проходить отказался, от Следственного Комитета бежит, как чёрт от ладана, думая переждать проблемы за границей, продолжая оттуда вести свою борьбу с нашей страной.

В пику «Известиям» выстрелила рукопожатная «Лента.ру» c заявлением, что норвежские полицейские дело не завели:

«Норвежская полиция не начинала расследования в отношении блогера Рустема Адагамова, которого его бывшая жена Татьяна Дельсаль обвинила в педофилии. Об этом сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на начальника полицейского участка города Лиллесан (Lillesand) Кьетиль Нигорда.

Нигорд указал, что не знает, кто из его сотрудников мог сообщить журналистам о том, что предполагаемая жертва Адагамова дала показания против него».

http://lenta.ru/news/2013/01/24/noadagamov/

Обратите внимание, что это манипуляция.

В статье «Известний» ни слова не сказано об уголовном деле со стороны норвежской полиции. Говорится лишь только:

«Сама жертва преступления, чье имя не разглашается, уже пообщалась с норвежскими полицейскими и в деталях рассказала о том, как и когда ее насиловал Адагамов».

Почему не заведено уголовное дело? Об этом подробно рассказывает вторая часть статьи, в которой передан личный опыт женщины, попавшей в аналогичную ситуацию:

«Ирина Бергсет, шесть лет прожившая в Норвегии и обвинившая потом экс-супруга в растлении их общего четырехлетнего сына, говорит, что на месте Дельсаль рассчитывала бы все-таки на российское правосудие, потому что в Норвегии оно очень лояльно к педофилам.

— Да, там действительно по закону личную информацию о жертве и насильнике нельзя разглашать в прессе и, отправив письмо по электронной почте, можно запросто изменить имя и фамилию, — замечает Бергсет. — Но и полицейские, и судьи на практике чаще верят насильникам, чем их жертвам, списывая их показания на «детские фантазии».

По словам Бергсет, педофилия в Норвегии считается болезнью, такой диагноз есть в международном реестре медицинских диагнозов. В связи с этим норвежцы, признанные больными педофилией, получают в наказание небольшой срок заключения — от нескольких месяцев до нескольких лет, иногда условно. И лишь в исключительных случаях — до 10 лет лишения свободы.

Сама Ирина Бергсет в Норвегии добивалась расследования развратных действий со стороны бывшего мужа над их четырехлетним сыном, но суд в итоге встал на сторону отца, отдав мальчика ему на воспитание. Параллельное расследование шло и в России, где было возбуждено уголовное дело. Следователи СКР вылетали в Норвегию, чтобы предоставить суду имеющиеся доказательства. Однако российская сторона не получила ни одного ответа на свои запросы, а норвежские полицейские отказались даже встречаться со следователями».

Скоропалительные «популярные блогеры» тут же начали покрывать своего коллегу, причём в резко эмоциональной форме.

Вот что написал Алекс Экслер в своём блоге:

«Кстати, по поводу комментариев некоторых пользователей о том, что Адагамов, дескать, «отказался подтвердить свою невиновность на полиграфе», поэтому явно — педофил и педагог. Так вот, для этих людей должен заметить следующее. Во-первых, провериться на полиграфе Адагамову, насколько я помню, предложил какой-то там очень даже пахучий «адвокат». Адагамов его послал — и правильно сделал. Во-вторых, кто вам вообще сказал, что «полиграф» — это устройство, которое на сто процентов устанавливает истину? Ни хрена оно толком не устанавливает, как уже давно было выяснено. Поэтому и в судах данные, полученные с помощью полиграфа, не учитываются. Так что учите матчасть, дети. И не несите х****ню. Виновен Адагамов или невиновен — может установить только суд. Норвежский. По результатам расследования. Вот когда установит — тогда и будете с полным правом называть его педофилом и педагогом».

Снова одни эмоции. Адвокат у него «пахучий», хотя Адагамов сам к Шоте Горгадзе по рекомендации обратился. Полиграф тоже не в счёт.

Надо бы и ему матчасть подучить, потому как гражданина Россиийской Федерации за преступления совершенные где бы то ни было должен судить суд Российской Федерации.

Всегда, когда видите такую подачу — с матом и эмоциями — отдавайте себе отчёт в адекватности того или иного человека.

Как обычно, на лицо конфликт либерализма и традиционализма. Новрежские полицейские и наши неполживцы потакают педофилии вместо содействия расследованию, а СКР  с теми, кто выступает против педофилии, желают восстановить справедливость.

Если человек невиновен, но он не отказывается от возможности свою невиновность доказать, не прячется по заграницам. Это очевидно.

Пока Адагамов скрывается от правосудия, можно предпринять шаг, который будет интересен двум наблюдающим сторонам — попросить Татьяну Дельсаль пройти тест на полиграфе. Это позволит снизить информационный шум и возможные спекуцляции на теме её правдивости. Кроме того, ведь она уже передала доказательства в Следственный Комитет.

Как вы считаете, подобный шаг был бы адекватно воспринят обеими сторонами конфликта?

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Цена мандата или ещё двое после Гудкова

Практика показывает, что нечистые на руку люди есть везде — и во власти, и в системной и в несистемной оппозиции....

Закрыть