Дмитрий Беляев
02.10.2012 Пятая колонна

Как вербуют агентов влияния

Тема «ухода» USAID из нашего политического пространства многим открывает глаза на то, что данная организация занималась вовсе не «добрыми делами» на территории нашей страны. Недавно мне довелось стать слушателем эфира «Вести.ФМ» как раз по этой теме. Среди гостей в студии была профессор МГИМО, доктор политических наук Елена Пономарёва. Интересно слышать столь авторитетного человека впервые в жизни и осознавать,  насколько схожа её позиция. Как обычно, руководство USAID — все сплошь бывшие ЦРУшники и НАТОвцы. И, конечно, больше всего они хотят «помочь» жителям России в достижении «светлого будущего».

Недавно на себя обратила внимание публикация Елены в журнале «Свободная мысль» под названием «Секреты «цветных революций». В ней довольно подробно описана схема, как вербуют «лидеров протеста» с целью последующей манипуляции общественным мнением и реализации известных сценариев.

Как вербуют агентов влияния

Две части статьи можно скачать в PDF по ссылкам:

http://www.intelros.ru/pdf/svobodnay_misl/3-4-2012/04.pdf
http://www.intelros.ru/pdf/svobodnay_misl/2012_5_6/4.pdf

Ниже привожу фрагмент относительно того, как вербуют агентов влияния:

Человеческий фактор «цветных революций»

Успех «цветных революций» на 80 процентов зависит от человеческого фактора. «Чем больше в рядах заговорщиков имеется профессионалов, чем больше своих людей в стане противника (информаторов, “фигур влияния”, сообщников), тем выше их шансы на успех». Именно по этому роль и значение человеческого фактора в «цветных революциях» огромно. Но откуда берутся местные «цветные» энтузиасты и координаторы? Почему они готовы на иностранные деньги работать против своей страны?

На самом деле все очень просто: самых главных игроков ЦР вербуют. Как говорил один из идеологов иллюминатов, живший в XVIII веке немецкий писатель барон Адольф фон Книгге, «из человека можно сделать все, стоит только подойти к нему со слабой стороны». Процесс вербовки включает три основных этапа работы с «объектом».

Первый этап условно можно назвать «выявлением». Исходя из того, какого рода информацию требуется получить (или какие действия требуется обеспечить), выявляются все лица, обладающие такой информацией (способные к нужным действиям). Среди них определяются наиболее желательные для вербовки. И уже из этого круга лиц выбирают несколько (минимум одного) в качестве объектов последней.

Второй этап — выбор способов вербовки. Всесторонне изучив «объекты», им дают предельно точную политическую и морально-психологическую оценку, с тем чтобы определить их «болевые точки», а также методы давления на эти точки и допустимые пределы такого давления.

Третий этап — «разработка», то есть сам процесс вербовки. Вербовочная операция представляет собой достаточно длительный цикл, требующий высокого уровня интеллектуального обеспечения. На первом ее этапе главную роль играют агенты-информаторы и аналитики. Их задача — найти тех людей, которые удовлетворяют перечисленным выше требованиям (условиям). При этом наибольший интерес для заговорщиков представляют руководители среднего и высшего звена управления органами безопасности и вооруженными силами, а также полномочные фигуры в структурах власти18. Не меньшее, а иногда даже большее значение имеет вербовка работников «идеологиче ского фронта» — журналистов, ученых, публицистов, а теперь и блогеров, относящих себя к интеллигенции. В России во всех без исключения революциях особая роль принадлежала интеллигенции. Как писал С. Н. Булгаков, революция — это «духовное детище интеллигенции». Приведу лишь некоторые факты тесной работы российской оппозиции под «крышей» западных служб.

23 декабря 2002 года Национальным паспортным центром в Портсмуте (США) одному из старейших «борцов с режимом» в России Людмиле Алексеевой был выдан паспорт за номером 710160620. Помимо предоставления американского гражданства куда более важными являются факты финансирования деятельности этой «революционерки». В частности, ее активность оплачивают Фонды Форда и Макартуров, Национальный фонд поддержки демократии (NED), Агентство США по международному развитию (USAID), Институт «Открытое общество» в компании с Евросоюзом. Только в минувшем году NED, уже упоминавшийся в предыдущей статье, выделил гражданке США Л. Алексеевой для ее работы в России два гранта на общую сумму в 105 тысяч долларов21. Помимо денежных вливаний от американских фондов, которые получают сотни неправительственных организаций, созданных в России, используются так называемые механизмы тщеславия. Например, нужного человека можно пригласить на заседания Трехсторонней комиссии или Бильдербергского клуба (А. Чубайс, Л. Шевцова, Е. Ясин) или дать должность ведущего исследователя, скажем, Королевского института международных отношений — более известного как Чатэм-Хаус (Л. Шевцова).

В этом ряду стоит и «попадание» А. Навального в список 100 самых влиятельных персон мира по версии журнала «Time». В этом же списке фигурируют президент США Б. Обама и его главный конкурент на выборах 2012 года М. Ромни, канцлер Германии А. Меркель, духовный лидер Ирана аятолла А. Хаменеи, глава МВФ К. Лагард, инвестор У. Баффет.

Компания, как говорится, что надо. Причем журнал не распределяет фигурантов своей сотни влияния по местам и не присваивает рейтинги, что еще добавляет значимости попадания в нее. Личность Навального заслуживает большего внимания.

В 2006 году проект «Да!» Навального и Маши Гайдар начал финансировать NED. После чего самый известный сегодня блогер России накопил, как предполагают некоторые его биографы, на интернет-торговле 40 тысяч долларов (по его собственным словам), за которые он и купил по несколько акций в ряде крупных российских компаний с высокой долей государственной собственности. Так Навальный получил статус акционера-миноритария и платформу для своих антикоррупционных расследований. При весьма странных обстоятельствах в 2010 году Навальный был принят на учебу в Йельский университет по программе «Yale World Fellows». Из более тысячи соискателей были отобраны только 20 человек — надо полагать, самые перспективные.

В числе преподавателей этой программы были ветеран британского Форин-офиса лорд Мэллок-Браун и сотрудники Института «Открытое общество». Финансируется «World Fellows» Фондом Старра Мориса Р. («Хэнка») Гринберга, бывшего президента страхового гиганта «American International Group (AIG)», получившего гигантские вливания от Дж. Буша-мл. и Б. Обамы в 2008—2009 годах. Как отмечают эксперты «Executive Intelligence Review» под руководством Л. Ларуша, Гринберг и его фирма «C.V. Starr» занимаются «сменой режимов» (переворотами) уже очень давно, начиная со свержения президента Маркоса на Филиппинах в 1986 году.

Сам Навальный пишет, что посоветовала ему подать заявку на участие в программе Маша Гайдар, а рекомендации он получил от ведущих профессоров Высшей школы экономики в Москве. Кстати, свой антикоррупционный поход против «Транснефти» Навальный начал из Нью-Хейвена (то есть непосред ственно из Йельского университета). Интересны замечания и по поводу психотипа Навального. Так, на публике он производит впечатление раздвоенной личности, а в онлайне — сама открытость. Вместе с тем, когда был взломан его почтовый ящик на портале gmail.com и опубликована переписка с посольством США и Национальным фондом поддержки демократии, касающаяся его финансирования, он признал, что письма подлинные. Своих собеседников он пытается разоружить вопросами вроде «вы считаете, что я работаю на американцев или на Кремль?». Скорее всего он окажется для своих спонсоров расходным материалом, но пока деятельность Навального и его ближайших «соратников» выглядит прекрасной иллюстрацией к пособию Дж. Шарпа.

Однако вернемся к процессу вербовки. Американцы разработали уникальную и очень действенную формулу вербовки — MICE. Ее название образовано от первых букв слов: «Money — Ideology — Compromise — Ego» («Деньги — Идеология — Компромат — Эго»).

Очевидно, что внутри любой социальной группы можно выявить достаточное количество людей, неудовлетворенных существующим положением вещей, фактически находящихся в оппозиции по отношению к власти. В морально-психологическом плане все они подходят для вербовки, вопрос лишь в том, кто из таких людей нужен вербовщикам. Наконец, после того как объект вербовки определен и всесторонне изучен, в дело вступает собственно вербовщик. Благодаря его работе сценаристам ЦР может быть открыт доступ к секретной политической, экономической и военной информации, а также создан «маяк», центр притяжения всех недовольных. Что же касается самого процесса нахождения «нужных» людей, то в этом вопросе есть несколько обязательных правил.

Например, еще в 1973 году Министерство обороны США издало инструкцию «Программа борьбы с диссидентами», в которой перечислены признаки, определяющие диссидента. С ее помощью можно определить потенциальные объекты для вербовки среди военнослужащих не только в США, но и в других странах. Вот некоторые признаки «диссидентов» среди военных: — частые жалобы сержантам, офицерам, журналистам или конгрессменам на бытовые условия, несправедливое обращение и т. п.; — попытки обращаться, минуя непосредственное начальство, к кому-либо с рассказами о своих проблемах; — участие в несанкционированных собраниях, создание групп для выражения коллективных протестов, участие в демонстрациях, в агитации, симуляция болезней; — частые мелкие акты неповиновения или дерзости, например уклонение от воинского приветствия, замедленное выполнение приказов и т. п.; — несанкционированный допуск в военные помещения гражданских лиц или посещение их митингов вне пределов части; — распространение подпольных или запрещенных печатных изданий; — диссидентские надписи, выполняемые тайком на зданиях, транспортных средствах, имуществе; — уничтожение или порча государственного (военного) имущества; — вызывающее поведение в связи с предъявлением символов власти (например, при исполнении государственного гимна, выносе флага, выступлении первых лиц государства по телевидению или радио и т. п.); — раздувание мелких инцидентов, преувеличение их масштабов и последствий, распространение слухов.

Аналогичные критерии выявления «диссидентов» существуют и применительно к сугубо гражданским лицам. Рубежным в активизации работы США с недовольными в странах-мишенях можно считать 2006 год, когда новая хозяйка Госдепартамента США К. Райс объявила о новых политических задачах своего ведомства. С того момента одной из важнейших обязанностей каждого американского дипломата стало «вовлечение иностранных подданных и средств массовой информации в продвижение интересов США за рубежом».

Таким образом, еще в 2006 году в практику американской дипломатии официально было введено требование прямого вмешательства во внутренние дела государства пребывания. Теперь американские дипломаты должны «не только анализировать политику и определять ее итоги, но также осуществлять программы… помогать иностранным гражданам развивать строительство демократии, бороться с коррупцией, открывать бизнесы, улучшать здравоохранение и реформировать образование».

Так что удивляться поведению М. Макфола не стоит — он выполняет указания Госпедартамента США и проводит интересы своей страны. Вместе с тем Россия, как и любое другое суверенное государство, вправе защищать свои интересы. Причем всеми имеющимися у этого государства средствами. В том числе пресечением деятельности «пятой колонны», диссидентов и неугодных дипломатов. Возможна ли «цветная революция» в России? «Цветные революции» не происходят сами собой, без наличия соответствующих предпосылок и без требуемых условий, но главное — без серьезной подготовки и существенных усилий. Потому, чтобы ответить на вопрос «Возможна ли в России “цветная революция?”», необходимо дать максимально четкую и жесткую оценку социально-экономических и политических условий и предпосылок, а также роли диссидентствующей публики и «пятой колонне». Только максимально полное и исчерпывающее знание о ситуации в стране, об имеющихся проблемах и вызовах может дать возможность власти эффективно бороться с «цветными» цунами.

Причем в данном случае речь идет не только о жестком государственном контроле за деятельностью западных фондов, занимающихся на территории России подрывной деятельностью. Но прежде всего — о серьезных изменениях в модели развития страны, так как только таким образом можно лишить «революционеров» поддержки. Если предпосылки имеются, то теоретически в любом государстве возможна реализация сценария ЦР, в отсутствии оных рассмотрение такого хода событий, даже гипотетически, — бессмысленно. Условия же переводят возможность возникновения «цветной революции» и ее успеха из теоретической плоскости в практическую.

«Цветные революции» не происходят сами собой, без наличия соответствующих предпосылок и без требуемых условий, но главное — без серьезной подготовки и существенных усилий.

Если этих условий недостаточно, то ЦР так и останется потенциальной возможностью завтрашнего или послезавтрашнего дня, а не фактором актуальной политики сегодня. Среди внутренних предпосылок и условий ЦР можно выделить следующие: — «авторитарное или псевдодемократическое государственное устройство, существенно ограничивающее возможности вхождения в доминирующую общественную силу и в правящую группу представителей различных социальных групп»; — наличие широкого слоя недовольного существующим порядком населения, так называемой базовой группы, из которого рекрутируются участники массовых ненасильственных мероприятий; — неудовлетворенность большей части населения уровнем предлагаемых правящей группой, в рамках существующего социального, политического и экономического устройства, благ и возможностей, в сравнении с ожидаемыми.

В таком случае население активно или пассивно поддерживает идею «цветной революции»; — отсутствие или слабый контроль со стороны власти за опорными источниками ЦР — НПО, СМИ, интернет-ресурсами; — наличие в правящей группе сторонников «цветной революции» и сильного единого оппозиционного центра во главе с авторитетными лидерами; — отсутствие легитимного политического лидера, способного объединить здоровые силы общества против вируса ЦР. В настоящий момент в России нет этой совокупности условий. Как справедливо отмечают некоторые аналитики, большое сомнение вызывает и способность лидеров «цветного» движения в России организовать масштабные, долгосрочные и скоординированные массовые акции. Таким образом, можно с определенной долей уверенности утверждать, что в настоящее время в России отсутствует базовая группа для ЦР. Кроме того, сторонники «цветных» перемен не имеют широкого представительства в отечественном государственном аппарате. В то же время в стране есть серьезные социально-экономические проблемы. И от степени и быстроты их решения зависит возможность нового «цветного» давления. Более двух тысяч лет назад китайский философ Лао-Цзы говорил: «Наводить порядок надо тогда, когда еще нет смуты». Очевидно, что это высказывание как нельзя лучше характеризует современность. Если в государстве порядок, то реализация интересов внешних интересантов ему не страшна. Если же этого порядка нет, то вирусы революции имеют благодатную почву. Рвется там, где тонко. Пожалуй, это самый главный секрет «цветных революций».

Елена Пономарева

Поделиться

Новости от партнёров

MediaMetrics

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Встреча с В.А.Ефимовым / ВКурсе

На прошлой неделе Александр Чуев, один из организаторов проекта «Кальмары» и журнала «ВКурсе», пригласил меня в лофт-проект «Этажи» на встречу...

Закрыть