Дмитрий Беляев
10.09.2012 Личности

Есть ли адекватные люди в оппозиции?

Конечно, есть. Но также есть и те, кого сами же «лидеры протеста» называли «интернет-толпой». Это те люди, которые легко поддаются на эмоции, и также легко, в следствие этой особенности, манипулируемы. Зарядились лозунгами — пошли на баррикады. Пар спустили, увидели, что толку от этого ноль, и ждут новых флажков с лозунгами сомнительного содержания.

Известно, что борьба за власть есть дело непростое. Трудно победить, когда за спиной нет реальной поддержки народа. Вот и лидеры оппозиции на «Белом Форуме» переживали на тему того, что за ними больше 5% населения не идет. Единственный адекватный человек, который признал, что надоевшие всем лозунги играют уже против оппозиционеров, — Владимир Милов, лидер «Дем.выбора».

Знаете, впервые я могу согласиться с одним из лидеров оппозиции. Да, все, конечно, может оказаться совершенно не так, как преподносится, но слова Владимира Милова звучали наиболее адекватно.

Предлагаю послушать их вместе.

Милов поступает абсолютно правильно. Даже если ты не согласен, находишься в оппозиции власти, то бросаться в опрометчивый угар, поливая всех налево и направо смесью из лжи и эмоций — такие действия, как показывает практика, больше тех же 5% граждан не оценят.

Недавно в «Комсомольской правде» вышло интервью с ним.

Видеозапись можно посмотреть, пройдя по ссылке:

http://www.kp.ru/daily/25945.4/2889655/

Ниже приведу стенограмму беседы:

«-  Владимир Станиславович, буквально в эти часы, когда мы с вами сидим в редакции, члены оргкомитета протестного движения подают заявку в столичную мэрию на проведение очередного «Марша миллионов» 15 сентября. Первый вопрос – вы пойдете на него?

 - Нет. Я буду в регионах. Я считаю, что сейчас есть более важные дела. У нас предстоят региональные выборы 14 октября. И там у оппозиции есть серьезный шанс для того, чтобы проявить себя, как реальная политическая сила.

Я занимаюсь сегодня тем, что является наиболее важным с точки зрения завоевания поддержки народа. Это участие в выборах. Региональных, местных. Там, если мы добьемся успеха, тогда у нас на федеральных выборах будет серьезный шанс побороться за власть, а не как в прошлый раз. Я думаю, что пока мы не доказали, что оппозиция – реальная политическая сила. А стоять и орать, что «мы здесь власть!» — это несколько преждевременное и самонадеянное дело.

— А вот Сергей Удальцов сказал, что участники акции будут требовать досрочных выборов и прекращения репрессий. Под каким из этих требований вы могли бы подписаться?

— Они могут требовать все, что угодно. Чтобы власть пошла на какие-то уступки, ей надо продемонстрировать силу. Показать, что оппозиция пользуется поддержкой народа. Считаю, что по итогам прошедшего цикла, выборы, митинги – это  была главная проблема, которая выявилась, что оппозиция выдвигает много правильных лозунгов, но широкой поддержки в народе она не имеет. Людям поднадоела власть действующая, но серьезной альтернативы в лице конкретных людей, в том числе и Удальцова, они не видят. Это видно и по соцопросам, и по результатам разных выборных кампаний.

Сейчас задача оппозиции – показать, что она является дееспособной альтернативной силой. Чтобы люди ей поверили. И вся эта митинговщина не очень в этом смысле помогает.

— Может, вы еще и в новый высший орган оппозиции – Координационный совет — не выбираетесь?

— Конечно, нет. Есть люди, которые любят покричать. Я к ним не отношусь.

— Вы какой-то либерал, нетипичный для России. Вы действительно придерживаетесь либеральных убеждений?

— А почему вы считаете, что либерал – это человек, который должен в русле каких-то клише бегать? Для меня либерал – это человек думающий. Он в состоянии анализировать, в том числе делать выводы из своих ошибок, из ошибок своих соратников и коллег. Я из таких либералов.

— Ну, например, какие главные ошибки у зимних и весенних протестов?

— У всех них есть одна общая болезнь: у них не было ясной политической повестки дня, понимания, что делать. А повестка дня была в том, что выйдет миллион и Путин испугается, убежит… И миллион не вышел, и Путин не убежал. По-моему, вывод очевидный. Те люди, которые руководили и пытались со сцены руководить этим протестом, к ним даже если два миллиона выйдет, все равно ничего не получится. И то, что оппозиция серьезно не участвовала в парламентских выборах, в выборах президентских, на мой взгляд, это подрубило все это протестное движение. Если вспомнить ту же Украину в 2004 году, эта оранжевая революция и миллион на Майдане, митинговое движение, оно было четко привязано к политической повестке.

КТО КУДА, А МЫ – НА ВЫБОРЫ

— Вы говорите, что региональные выборы гораздо более важная задача. Но ведь ваша партия до конца еще не прошла регистрацию в Минюсте? Вы как участвуете, через самовыдвиженцев?

— В некотором смысле даже удобно, что мы пока не получили регистрацию. Наши коллеги идут по спискам других партий в довольно большом числе регионов. Порядка 12-15. Надеюсь, что всех зарегистрируют и выдадут всем удостоверения кандидатов.  И когда мы получим регистрацию, а мы будем биться за нее до последнего, то будем стараться выходить своими списками там, где это возможно. Но мы не хотим конкурировать с другими оппозиционными демократическими силами, будем стремиться формировать списки на базе той партии, которая в регионе конкретном сильнее.

— А договариваться получается или как прежде, «die erste kolonne marschiert», «die zweite kolonne marschiert»…?

— Когда пошел бум создания новых партий, были опасения, что все на выборах передерутся. Но я не вижу ни одного примера на выборах 14 октября, что будут конкуренция и драка между оппозиционными силами. Там везде договорились, везде сформировали общие списки. И практически ни одного случая, когда бы конкурировали…

— Позвольте возразить — шоу под названием «Выборы в Химках». Только от экологов и «зеленых» три человека. Митволь – «Альянс зеленых», еще один от партии «зеленых». И Чирикова, известный эколог и защитница лесов русских.

— Называть себя кандидатом может кто угодно. Там даже есть Паук из «Коррозии металла». До кучи… Но если вы вспомните прошлые выборы, в Химках в 2009 году два оппозиционных кандидата заняли второе и третье места и в совокупности набрали почти 40 процентов голосов. Белоусов от «Яблока» и Чирикова. Сейчас они договорились. Белоусов снял свою кандидатуру и «Яблоко» поддержало Чирикову. Это реальная политическая сила…

— Белоусов объявил, что пойдет от другой политической силы.

— Вполне возможно. Но самое важное, я уверен — поддержка, которая была в Химках на прошлых выборах, она связана именно с партией. «Яблоко» приняло правильное решение. Но… вот что Митволь собрался делать в Химках?

— Митволь был у нас, и из его слов понятно, на кого он делает ставку. На пенсионеров. Самую социально активную и одновременно социально незащищенную часть населения.

— Я всегда был противником того, чтобы идентифицировать какую-то узкую группу, на которую вы работаете. Вы этим отсекаете все остальные. Что мне нравится в том подходе, что Евгения Чирикова исповедует, что она обращается ко всем слоям жителей Химок, невзирая на возраст и социальное положение. Ее программа на это рассчитана. Она делает шаги, чтобы показать, что она является серьезным кандидатом.

Я хотел бы, чтобы Евгения Чирикова, действительно, доказала химчанам, что она является серьезным кандидатом. У нее в последние годы сформировался такой имидж, что она больше ходила по митингам, выступала с какими-то большими лозунгами. А люди на местах, особенно когда речь идет о выборах конкретной территории, они хотят видеть человека, которому можно доверить руль.  И я надеюсь, что за оставшиеся полтора месяца Чирикова сможет себя проявить. Если не сможет, она проиграет. Это очень просто.

— Одно дело выдвигать лозунги об отмене репрессий, другое – на посту мэра города заниматься практической и неинтересной работой.

— Совершенно согласен. Тут и возразить нечего.

— Просто факта прохождения оппозиции, такого прецедента уже будет достаточно для победы?

— Конечно, недостаточно. Более того, если пройдут люди, которые не очень готовы управлять и потом они покажут, что не могут быть хорошими управленцами, я думаю, вот это в долгосрочном плане оппозицию угробит. Конечно, нужно поддерживать людей способных. В частности, неделю назад мы с коллегами были в Ярославле, где Евгений Урлашов выиграл весной выборы мэра. Он не просто хорошо управляет городом. Он, не поверите, нашел общий язык с «Единой Россией», с которой он традиционно соперничал последний год. И достаточно нормальная, спокойная и демократичная обстановка в городе. Я считаю, что таких кандидатов надо поддерживать.

«PUSSY RIOT Я НЕ ПОДДЕРЖИВАЮ»

— А вот вы сказали, что Урлашов нашел общий язык с «Единой Россией». И, судя, по контексту, вы считаете это положительным фактором? Вам, либералу, не стыдно от этого?

— Я понимаю, что сейчас у многих людей из этого лагеря встанут волосы дыбом от того, что я скажу, но это факт: «Единая Россия» для нас – это политический соперник. С другой стороны, это реальная политическая сила, которая пользуется серьезной поддержкой в российском обществе.

Многие  жители России, которые даже не связаны с политикой в повседневной жизни, видят конкретных местных начальников часто, прошу прощения, вороватых. Причем, очень сильно. И очень многие из них, действительно, связаны с этой партией. Поэтому ярлык прикрепился и пошел. Думаю, партия «Единая Россия» сама в этом виновата, а не мы. Но мы готовы с ней бороться как с серьезным и грамотным соперником. Принижать ее силу не стоит. И реальный уровень поддержки этой партии сегодня, он немаленький.

Думаю, что ее официальные результаты на парламентских выборах и в целом во многих регионах страны, конечно, завышены были. Но это серьезная политическая сила. Кстати, в Ярославле это будет видно. Урлашов готовит там абсолютно честные выборы в городской местный совет. Он на всех участках поставит КАИБы, где невозможно вброс сделать. Там будет огромное количество независимых наблюдателей. И украсть голоса не удастся. Я думаю, что «Единая Россия» получит свой честный рейтинг, который она там имеет. Думаю, около 30 процентов.

— А почему я не видел ни разу ни вашего выступления, ни подписи в защиту группы Pussy Riot? Или я что-то пропустил?

— Да нет, не пропустили. Я считаю, что это была сознательная провокация. Рассчитанная ровно на такой эффект. Я знаю людей, которые это организовывали — арт-группу «Война». Пересекался раньше с ними по политической деятельности. Я считаю их профессиональными провокаторами, причем, вы удивитесь, но в значительной степени связанными с властью. Не знаю, кто и как это все организовывал. И, во-вторых, я не считаю, что они сделали что-то хорошее для того, чтобы их защищать. Да, им дали чрезмерное наказание. Я за то, чтобы людей в тюрьму сажать только за убийство, преступления насильственного характера. А это просто избыточное наказание.

— Раз избыточное наказание, почему не побороться за его снижение?

— Слушайте, у нас в стране много людей, отбывающих избыточное наказание или неправосудно осужденных. И надо бороться за освобождение всех, а не нескольких. Есть профессиональные люди, юристы, которые занимаются освобождением неправосудно осужденных людей. Надо отдать это им. И я против того, чтобы вытаскивать это дело в политическую повестку дня. Потому что сразу на тебя вешается ярлык осквернителя храмов. Я не хочу. Я не такой. И я такие вещи не поддерживаю. И потому я никогда не пойду говорить что-то политическое в их защиту.

— Ярлык осквернителя храмов вам не нравится, но ведь другая сторона вам тут же повесит ярлык поборника совести и свободы…

— Поборника свободы чего? Совершать такие вандальские акции? На прошлой неделе памятник Ельцину облили тушью в Екатеринбурге.

Pussy Riot — громкое дело. И я думаю, что оно еще долго будет аукаться всем нам. К сожалению, болезненная рана на нашем обществе. Очень сильно раскололо людей, которые активно интересуются вопросами религии в обществе. Огромные конфликты на эту тему. В общем, на ровном месте. И ничего хорошего из этого дела не получается.

Да, я считаю, что имиджу церкви очень повредила последние события и ее связка с административными органами. Сейчас объявили , что будут создавать всероссийскую ассоциацию молодежных организаций. Она будет заниматься мессионерской деятельностью и благотворительностью. Занятия миссионерской деятельностью и попыткой привлечь как можно больше новых людей, заинтересовать их, обратить в веру — это нормальное поведение любой конфессии и церкви. Здесь главный момент в том, что не нужно использовать административных механизмов, чтобы искусственно туда людей загонять. Разнарядки на предприятия спускать и так далее. У нас любят заниматься такой ерундой.

Я считаю, что церковь себя сильно дискредитирует, если будет людей пытаться силком загнать в православную веру. Но все равно я категорически против такого рода действий, как у Pussy. Никакой политической поддержки люди, которые это совершают, от меня никогда не получат.»

После наблюдения за Миловым вопрос «Что такое конструктивная оппозиция?» отпал сам собой.

Не просто так он:

«17 июня 2010 года Милов вышел из «Солидарности», заявив, что это движение за два года своего существования не смогло собрать в свои ряды больше 4 тысяч членов, а «у карликовых оппозиционных организаций нет будущего»»

Более того, Милов перестал принимать участие в бутафорских «докладах» Немцова про Путина.

А что вы знаете о Милове? Быть может есть какие-то моменты в его биографии, которые были мной упущены по ходу ознакомления с его личностью.

Когда в оппозиции будет больше людей подобного рода, то она сможет приносить реальную пользу.

Поделиться

Новости от партнёров

Комментарии Правила дискуссии

MediaMetrics

Читайте ранее:
Путин, журавли и вороны
Путин, журавли и вороны

Два основных приема борцов за власть — это высмеивание и ложь. Причем ложь должна быть настолько чудовищной, чтобы в неё...

Закрыть