Дмитрий Беляев
16.09.2011 Великобритания, Гонконг, Коррупция , , , , , , , , , , , , ,

Гонконг. Они победили коррупцию

Коррупция в сознании граждан за последние два десятка лет стала абстрактным термином, который существует сам по себе. Все о ней говорят. Кто-то с ней борется. Кто-то использует ее в политических целях.  Но простому человеку трудно представить о чем конкретно идет речь, потому что сам термин «коррупция» включает в себя множество разных проявлений слабости человеческой природы. Об истории коррупции вы можете прочитать в одном из предыдущих моих постов под названием «Что такое коррупция?».

С исторической вертикалью разобрались. Когда государство слабо, в душах людей во власти появляется много соблазнов. И вместо заботы о стране они заботятся больше о личном благополучии. Когда власть сильна, и в государственном аппарате царит строгая дисциплина, то коррупция испепеляется. Зачастую самыми жесткими мерами. Так было при Сталине, и так сегодня обстоит положение дел в Китае.

Предлагаю обратиться к географической горизонтали. К опыту других стран.

В цикле постов «Они победили коррупцию» я расскажу о тех странах, где удалось побороть коррупционного спрута. Как им удалось это сделать? Что потребовалось для реализации конечной задачи? Ответы на эти вопросы помогут нам более здраво смотреть на вопрос борьбы с коррупцией в России.

Начнем, пожалуй, с Гонконга. О нем по праву можно говорить как о государстве в государстве. Сегодня он является финансовой Меккой, в которой тесно переплетены интересы Запада и Востока.

Коррупцию в Гонконге вырастила Британия

Вспомним историю. В 1842 году Гонконг был захвачен Великобританией, и пробыл ее колонией вплоть до 1997 года. СССР уже не было, а одна из сильнейших «демократий» мира все еще занималась колониализмом под вывеской Британской Империи. Недавно опубликовал пост о том, что  главной Папуа — Новой Гвинеи, которую Transparency International ставят в один уровень с Россией, является Елизавета II. В отличие от Каддафи, свой трон она занимает много дольше. Не удивительно, что и Гонконг за время пребывания в подчинении Британской Короны стал крупнейшим коррупционным центром.

Как обычно это и бывает в «независимых» странах, пока Гонконг был колонией Англии, его губернатора назначала английская королева. Впрочем ничто не мешает ей делать это с Канадой, Австралией и другими государствами и по сей день. Изначально Гонконг был оккупирован Великобританией в ходе опиумных войн. Бритты травили население Китая опиумом, что императору Китая, конечно же, не нравилось. Что и послужило поводом для двух опиумных войн.  «Империя Добра» победила, и дело дошло до подписания позорного Нанкинского договора. Из 360 млн. китайцев примерно 120 млн. были наркоманами. В то время еще не придумали афганских талибов, поэтому травить геополитических соперников можно было в открытую.

Как и подобает борцам за все светлое, во второй опиумной войне англичане вместе с друзьями французами вновь победили отказывающихся от глобального геноцида китайцев.

Гонконг вкусил всех прелестей британского капитализма, став родным домом для наркокартелей и преступных синдикатов. Что и говорить, в 1970-ом году Гонконг стал очагом преступности. Под бдительным присмотром коррумпированной полиции  пышным цветом расцвели рэкет,  проституция и торговля наркотиками.

Когда спрут британской короны ослабил свой хват и из колонии Гонконг превратился просто в «зависимую территорию», внутри государства началась жесточайшая борьба с коррупцией, которая продлилась 30 лет. Вплоть до того момента, когда Гонконг обрел свою независимость и вышел из состава Британской Империи.

В 1973 году была создана Независимая Комиссия по Борьбе с Коррупцией (НКБК), которая пришла на смену ангажированной антикоррупционной службе, входившей в состав МВД. Куда смотрели Ее Высочество?

Служба напрямую подчинялась губернатору Гонконга, который имел собственную точку зрения по столь важному вопросу. В ряды НКБК набирали молодых выпускников лучших вузов, которые еще не успели обрасти опасными связями. Губернатор лично назначал каждого члена НКБК сроком на шесть лет. Без возможности переизбрания.

Структурно служба включала в себя три департамента:

  • Оперативный. Занимался сыскной работой. Брал в оборот взяточников, допрашивал их и передавал дела в суд.
  • Профилактический. Изучал коррупционные схемы и устанавливал опасные связи.
  • Связей с общественностью. Вел пропаганду и отслеживал настроения в обществе.

Понимая, что рыба гниет с головы, НКБК принялось сажать самых влиятельных коррупционеров. Что важно, параллельно силовым операциям велась активная работа с обществом. Благодаря этому сотрудники НКБК стали национальными героями, а не просто отрядом карателей.

Благодаря поддержке широких слоев общества комиссия получила колоссальные полномочия. Например, они могли арестовать чиновника, основываясь лишь на проверенных подозрениях, заморозить его банковские счета и долгое время держать под арестом.

Была введена презумпция виновности. Заподозренный чиновник должен был доказать легальность своих доходов, иначе получал срок в десять лет.

В итоге, к моменту выхода из под власти Британской Короны (в 1997 году Британская Империя сузилась и сменила вывеску на Содружество Наций), правительству и народу Гонконга удалось победить коррупционного спрута. Совместными усилиями.

Как видно из истории Гонконга, важнейшей компонентой победы на коррупцией является активное гражданское общество.

Обратите внимание на тот факт, что коррупция разрослась под контролем Британии.

По сути коррупция очень напоминает подкуп туземцев бусами. Захватчики приходят на чужую землю. И с целью не истреблять все живое (себе дороже будет), просто подкупают людей при власти, чтобы сделать всех остальных рабами. Затраты в масштабе войн минимальные, а эффективность — максимальная. Бизнес по-западному, с минимальными издержками. Подкуп заинтересованных лиц внутри чужого государства всегда дешевле, чем прямое нанесение «демократии» томагвками и хеллфайерами.

Данная традиция была удачно экспортирована и в Америку. Что стало с коренными населением Америки, все мы знаем. Только вот о геноциде индейцев говорить не принято в «цивилизованном мире».

Точно такая же схема подкупа «недовольных» со свержением законной власти страны совсем недавно на наших глазах была применена в Ливии. Ничего нового за сотни лет. Те же туземцы, те же алчные вожаки, те же бусы. Только раньше это называлось не «оранжевыми революциями» или «тунисским сценарием», а подкупом и предательством.

Борьба с коррупцией должна стать делом всего общество. Пока мы наблюдаем за постановочным на шоу под благим видом «борьбы с коррупцией», пока наши «борцы за справедливость» катаются на поклон к авторам самой коррупции за новыми «бусами», ровным счетом ничего не изменится.

Действовать надо всем вместе. «Перемен требуют наши сердца» — пел Виктор Цой и был прав. Сейчас же перемен требуют наши головы. Мы должны поверить в самих себя и в друг друга. Не боятся высказывать свое мнение. Не поддаваться на выкрики из агитаторской будки запада. Твердо стоять за свою историю. Только так можно добиться победы.

Хватит уже бороться против чего-то аморфного, значение чего далеко не каждому понятно. Это деструктивно. Это путь в никуда.

Давайте бороться за что-то. Например, за здоровое общество без коррупции.

Для победы над коррупцией нужна четкая стратегия и активизация гражданского общества.

Опыт Гонконга станет более чем полезен при выстраивании нового российского антикоррупционного законодательства.

Для объективности и полноты картины в следующих статьях обратимся к опыту других стран, которым удалось победить коррупцию.

 

Поделиться

Новости от партнёров

MediaMetrics

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Предатели Родины
Белыми нитками

Новая порция документов от [[WikiLeaks]] выводит на поверхность все более интересные факты. Оказывается, что наша внесистемная оппозиция регулярно ходит на...

Закрыть