Дмитрий Беляев
05.04.2012 Армия, Афганистан, Россия

Афганская стойкость

Не так давно в компании приятных людей мы обсуждали тему поездов. Сколько историй ежедневно случается в вагонах метро и в курсирующих между городами составах — не счесть. И вот вам одна из них.

Давеча моим попутчиком в ночном вагоне поезда Москва — Санкт-Петербург оказался афганец по имени Насим. Уже на протяжении 10 лет Насим живет и работает в России, и наша с ним встреча  как раз совпала на момент его переезда их финансовой столицы России в культурную. В течение указанного срока Насим регулярно навещает родных и близких в Кабуле, поэтому рассказал мне много интересного о жизни афганского народа.

Впрочем, мы договорились, что он мне позвонит, и мы встретимся для интервью. Поэтому подробности нашего общения в более выверенной форме планирую донести до вашего внимание позже.

Сегодня же, поскольку часть дискуссии пришлась на пребывания еще тогда Советской Армии, хочу поделиться еще одной историй из жизни русских офицеров, прошедших службу в сердце Азии — Афганистане.

Афганская стойкость

Афганская стойкость

Стать профессиональным военным Александр решил, когда проходил срочную службу в Забайкальском пограничном округе па ОКПП «Наушки». Поступил в Алма-атинское пограничное училище и по окончании его в 1985 году продолжил службу в звании лейтенанта в родном пограничном округе на горной заставе «Ташанта».

В апреле 1987 года Александр попал в специально сформированное подразделение. Отряд из 50 человек разместился в самолете Ил-76 и на высоте 10 км полетел в неизвестном направлении. Приземлились в Душанбе. Оттуда переехали в Пяндж и до 22 мая проходили курс переподготовки. Проходили процесс психологического и боевого слаживания подразделения, отрабатывались навыки ведения боевых действий на территории Афганистана. Жена Александра с полугодовалым сыном вернулась с заставы к родителям в Казахстан.

Ми-24

28 мая на десантных вертолетах Ми-8 в сопровождении боевых Ми-24 подразделение было переправлено на территорию Афганистана. Вся служба Александра прошла в местечке Калангузар Имам-сахибской провинции, откуда «душманы» до прихода подразделения обстреливали Пяндж. Задачей подразделения было обеспечение безопасности города Пянджа и недопущение новых обстрелов советской территории из Афганистана. На вооружении таких небольших подразделений на территории Афганистана использовалось как стрелковое оружие, так и гладкоствольная артиллерия — «сапог» (так называли станковый противотанковый гранатомет СПГ). Группа относилась к мотоманевренному подразделению, базировавшемуся в местечке Тулукан.

Разместились в разбомбленном байском поместье, завезли кровати, спальные мешки и все лето занимались обустройством. Построили дополнительные казармы и хозяйственные помещения. Стены выложили из самодельного саманного кирпича. Освоить технологию из готовления кирпичей помогли несколько старослужащих солдат и офицеров, оставшихся из других боевых подразделений. Специалистами оказались также фельдшер Владимир Лакейчук и призванные из Таджикистана солдаты, служившие переводчиками. На берегу арыка, прорытого от речки Пяндж, служившего афганцам для поливки молей и приготовления еды, добывали глину, в котловане ее перемешивали с соломой, заливали водой, чтобы солома разбухла. Через двое суток солдаты месили глину, потом набивали ею ящики из-под снарядов и сырые кирпичи вытряхивали на землю для высыхания. Стены снаружи и внутри штукатурили коричневой глиной. Особым шиком считались стены казарм, обитые использованным парашютным шелком. Сильно досаждали блохи и москиты, особенно доставалось людям с первой группой крови и положительным резус-фактором. От насекомых избавились, когда настелили полы из досок снарядных ящиков и провели химическую обработку жилья.

Офицеры и солдаты ходили в одинаковой хлопчатобумажной форме песочного цвета, так называемой «афганке», которая различалась лишь звездочками па погонах. Лейтенант Лихачев был назначен па должность замполита, и его обязанности входило воспитание личного состава. От бойцов требовалось беспрекословное выполнение правил личной безопасности. Одного случая было достаточно, чтобы понять серьезность этих требований.

Офицер разведки, лейтенант Володя Тепляшин, признанный из Кировской области, пошел па встречу с афганцем для получения секретной информации с нарушением правил. Агент выдал информацию, а потом, увидев, что Володя пришел только с переводчиком, без боевого сопровождения, ударил его тяжелой афганской лопатой.

Чудом офицер остался жив, а избежал наказания только потому, что полученная информация оказалась ценной. Результатом получения этой информации явилось проведение войсковой операции и Имамсахибском уезде по ликвидации большой бандитской группы. Владимир был награжден медалью «За боевые заслуги».

Самым строгим и самым страшным наказанием для нарушителем дисциплины была высылка на Большую землю. Служба и вся хозяйственная работа выполнялись в тяжелых климатических условиях, в страшной жаре, доходящей до 50 градусов. Одному солдату, призванному из средней полосы России, здесь был явно «не климат». Высокий, здоровый парень за два месяца летнего зноя истаял на глазах, но буквально со слезами просил не отправлять его в Союз к новому месту службы. В целях сохранения его здоровья это все же пришлось сделать.

Афганская стойкость

«Побеждает не маршал — побеждают солдаты своей смекалкой» — известная военная мудрость Александра Суворова не потеряла актуальности. Желание солдат служить, выживать в любых условиях поражало. Зимой баню сделали «из ничего». Титан для кипячения воды обмазали толстым слоем глины воздух прогревался и обычное помещение превращалось в парную.

Воду набирали из арыка в резиновые емкости. Чтобы работа спорилась, солдаты делились на две группы и передавали ведра по цепочке, наполняя полуторатонную емкость за пятнадцать минут. Воду для приготовления пищи отстаивали, переливая несколько раз из емкости в емкость, потом кипятили. Заваривали чай из верблюжьей колючки, такой Александр пил еще в пограничном училище.

Солдат Козлов не был профессиональным поваром, но любил и умел готовить, всякий раз приятно удивляя товарищей. Хотят котлет — пожалуйста: кусочки тушенки обваляет в сухарях и поджарит. К праздникам, дням рождения пёк большущие бисквитные торты. Говорят, он стал поваром какого-то московского ресторана.

Особую роль в военно-полевых условиях играл юмор. Один раз за время службы Александра в горах выпал снег и продержался двое суток. Всех охватила прямо-таки детская радость  — кинулись лепить смежную бабу. И слепили, действительно, «бабу» с выразительными формами. Накануне в часть приезжал зубной врач, который сделал маску слепок лица одного из бойцов. Маска довершила и «украсила» снежную «королеву», с которой шутники не преминули сфотографироваться. Проявляли пленку и печатали фотографии тут же, подключившись вечером к бензиновому генератору.

Восхищение советских солдат вызывали местные крестьяне. Они вели неприхотливый образ жизни и поражали необычайным трудолюбием, выносливостью, терпением. Человек мог нести двухсоткилограммовый мешок риса, взвалив его на спину. В части служил фельдшер Владимир (призванный из Мукачево), к которому частенько обращались жители ближайших кишлаков. Недаром наиболее частым в употреблении было местное слово «инжибё», означавшее «иди сюда».

Однажды афганец принес на «точку» свою младшую жену. Девочке едва ли исполнилось двенадцать лет, ее колено было разбито осколком снаряда, но лишь слабые стоны издавала она, когда врач оказывал ей помощь. Другой человек пришел с огромной раной на бедре. К рапс была привязана курица, гниющее мясо которой, по местному рецепту, должно было унять воспаление. Фельдшер срочно обработал рану медикаментами и наблюдал больного до выздоровления.

Самым цепным в этой службе Александр Иванович Лихачев считает то, что не приходилось выполнять ненужные приказы, давались только самые необходимые задания, не было лишней «писанины». Отношения между бойцами сложились но настоящему братские, честные, открытые. Прослужив в Афганистане почти полтора года, он не хотел расставаться с боевыми товарищами. Очень жалел, что просьбу оставить его на точке не поддержало начальство.

Александр Иванович Лихачёв проходил службу в Афганистане с 28 мая 1987 г. по 10 октября 1988 г. Награжден медалями «За отличие в охране государственной границы», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», Грамотой Президиума Верховного Совета СССР «За оказание интернациональной помощи афганскому народу».

Много лет Александр Лихачёв прослужил па ОКПП «Выборг», в настоящее время продолжает проходить службу в пограничных войсках в звании полковника.

Светлана Меликьям

Афганистан. Боль моя… Воспоминания. Посвящения. Фотодокументы: Сост. В.Ф. Остапчук — СПб.: ООО «Издательско-полиграфическая компания «КОСТА», 2009. — 276 с., ил. ISBN 978-5-91258-118-2

Мой попутчик, Насим, очень по-доброму отзывался о русских солдатах и офицерах. Несмотря на то, что ему, также как и мне, 25 лет, его отец и дед служат в афганской армии и многое что ему рассказали.

Впрочем об этом, как было сказано во вступлении, вы узнаете как-нибудь в другой раз.

Поделиться

Новости от партнёров

Комментарии Правила дискуссии

MediaMetrics

Читайте ранее:
Ты имеешь право знать

Петицию о принятии закона «О контроле над иностранными финансированием некоммерческих организаций» подписало уже без малого 27000 человек. Напомню, что данный...

Закрыть