Дмитрий Беляев
12.01.2012 Арктика, Россия , ,

Время полярных стран

Будущее России — за развитием периферии. Двадцать лет назад государство свернуло работы по освоению Арктики, но сегодня, когда взгляды всего мира направлены на северные богатства, она снова стала центром внимания в мировой политике.

Время полярных стран

Предлагаю вашему вниманию трейлер цикла передач под названием «Время полярных стран»:

Официальный сайт проекта: http://www.arcticfilm.ru

Предоставляю слово команде кинопроекта «Время полярных стран» (И.А. Сидельников, В.А. Мурашкин, И.В. Иванов, М.Ю. Константинов, Я.В. Фомичев):

Арктика глазами современного кинодокументалиста

Введение

Когда нашу команду документалистов пригласили превращать полярное в популярное, Арктика рисовалась местом брутальным,малодоступным и таинственным...
О, Север! Суровое царство льдов, страна тайги и камней.
Замерзнув, земля не хранит следов, не помнит, кто шел по ней...
Таким оно впоследствии и оказалось.
Да и наш путь к детальному киноисследованию Арктики оказался непрост.
Встречая съемочную группу, матерые полярники усмехались, щедро угощали баснями и внимательно вглядывались в лица, почти не слушая вопросов. «Иди, журналистик, пиши свою передачу. Таких тут вас много бывает — поверхностных и несерьезных. Бывай здоров!»
Пришлось нам отслужить «срочную службу» в высоких широтах. Отпахать несколько лет в «полярных университетах». Сделать и сдать «курсовые работы» местным авторитетам и старейшинам. Чтобы признали за своих: проверили, поверили и приоткрыли дверь в мир серьезных арктических процессов — в истории и экономике, на шельфе и островах, в постройке судов и разных увлекательных науках.
Обстоятельность и неторопливость полярного мира и сегодня выглядит вызывающим контрастом постоянно возрастающей динамике повседневности. Привыкнуть, что Арктика – это всегда долго, дорого и непредсказуемо — оказалось непросто, но необходимо. Нам выпал счастливый билет — обеспечить будущие киносеансы увлекательными событиями, которые происходят в этих бескрайних белых
пространствах. По нашему проекту нельзя сделать универсальные выводы — серия фильмов «Время полярных стран», в большей части, связана с экономикой, наукой и технологиями. Однако некоторые любопытные наблюдения, вероятно, заинтересуют читателя.

 

Каждой эпохе — свое кино

В те далекие времена, когда Арктику сравнивали с космосом, этот регион представляли документальными докладами о суровых героях, работающих на трассах Великого Северного пути, на архипелагах и побережье Ледовитого океана — эпические картины вечных льдов, возвышенная тональность рассказов о первопроходцах и покорении неизведанного, далекого и недоступного — с обязательной
символикой СССР. На экраны своевременно выходили фильмы и о фундаментальных арктических исследованиях, и о ландшафтах, и флоре и фауне Заполярья, и о национальных обрядах коренных и малочисленных народов, ведущих свою кочевую и морзверобойную деятельность со времен легендарных.
Четверть века назад концепция документальных фильмов изменилась с исследовательской на расследовательскую. Вошел в моду «другой» Север, вдруг оказавшийся «крайним» для нашей огромной страны. Кинематографистами были востребованы брошенная экономика, плохая экология, бюджетные хищения, беспробудное пьянство всех и повсюду — вот почти исчерпывающий перечень документальной картинки, с энтузиазмом вскрывавшей ранее закрытое и запрещенное. Почти двадцать лет в фильмах и сюжетах на темы Арктики вспоминали о былом и жалели утраченное — считали проданные за рубеж корабли, фиксировали разрушающуюся инфраструктуру Севера и смаковали ценные кадры разрезания стратегических подводных лодок с ракетами.
Потом Арктика стала как будто ближе и доступнее. Кроме местных старожилов — научных специалистов, моряков, летчиков, промышленников и военных — в полярные широты забрались похитители мамонтовой кости, исследователи разного абандона («мертвых дорог», поселков, лагпунктов, «забытых цивилизаций»), геокэшеры, автостопщики, дауншифтеры и организованные туристы,
поддержавшие чахнувший одно время российский атомный флот регулярными заказами на путешествия к Северному полюсу и архипелаг ЗФИ с его неугомонными птичьими базарами и фантастическими пейзажами. В Арктику постепенно проникли и рыночные отношения, и новые технологии транспорта и связи. Они-то и заставили переосмыслить процессы, происходящие в регионе. Востребованным оказалось прагматичное и деловое документальное кино. По-арктически — красивое, по-северному — лиричное, по-научному — точное и познавательное. Это сочетание «физики» и «лирики» стало требованием сегодняшнего времени. Почему?

Технологии документальной правды

В экстремальных условиях Севера цена выявленных недоработок и неточностей кратно возрастает. Поэтому в суровой Арктике — устойчивый спрос на суровую, но правду. Содержание документальных фильмов обязано быть достоверно, наверняка и перепроверено. А если без выдумки не обойтись, фантазии приветствуются обоснованные, не оторванные от реальности и естественности. И поскольку в
Арктике ценят подлинность, в первую очередь, здесь востребован «метод киноправды» — документальное фиксирование процессов, «как есть»: в ландшафтах, в состояниях, в людях, в проблемах. Этот метод позволяет заглянуть из настоящего в прошлое и, опираясь на тренды, тенденции и прогнозы, прозондировать возможное будущее.
Кстати, будущее в Арктике традиционно встречают с надеждой — одним из неофициальных гимнов полярников до сих пор сохраняется та самая, пахмутовская, «Надежда»...

Что же удалось понять нам?

Во-первых, документальная Арктика нуждается в минимальных пояснениях: чаще оказывается, что авторские слова — лишние, «картинка» говорит больше.
Во-вторых, удачный эффект масштаба дают интервальные съемки, фиксирующие движения не только в природе (в атмосфере, гидросфере, биосфере, гляциосфере), но и в технологических процессах — на промышленных производствах или морском транспорте. «Сжимая» и «разжимая» время, эта технология задает динамику неторопливым изменениям, почти неощущаемым глазом — от микроуровня съемки на точке в конкретном ландшафте до уровня ближнего космоса, откуда совершаются снимки арктического региона. Составленные в динамику суточного, сезонного или годового цикла изменений, они позволяют наглядно фиксировать, например, миграции ледовых полей или круговорот атмосферных фронтов.
В-третьих, события, происходящие в Арктике, требуется оценивать «по-гумилевски» — «из мышиной норы, с невысокой горы и с высоты птичьего полета». То есть, чтобы увидеть состояние лесного массива, обязательно нужно отлететь от конкретного листочка на достаточное расстояние — пространственное или временное. Сопоставление локальных процессов с глобальными рамками региона позволяет   установить координаты и сориентироваться в любой арктической теме — научной, инфраструктурной или социальной.
В-четвертых, категорически обязателен опыт личного присутствия. Создание киноправды «по мотивам публикаций» не гарантирует необходимой достоверности: любое событие в арктическом регионе почти всегда имеет полярные оценки, и находить баланс между суждениями оказывается не так просто.
В-пятых, исследовательский этап любого серьезного арктического вопроса ведет извилистым маршрутом. Как в рыболовной сети, в Арктике нет «главной ячейки» или «центральной веревки» — зато междисциплинарные, межотраслевые связи очень крепки. Задав однажды  вопрос в научном кабинете, в поисках ответа на него можно провести не одну неделю — на заводах, в конструкторских бюро, в отраслевых институтах. На пути к ответу наверняка будет встречена не одна переадресация — в другой город, в другую страну и даже в неясную высокоширотную даль, где в длительной экспедиции проводит исследования единственный эксперт по какому-нибудь узкоспециальному вопросу. По нашему опыту, арктический документалист вынужден свободно ориентироваться в аббревиатурах, офисах и бесконечных структурных изменениях государственных министерств и частных компаний. Он отважно ныряет в пучину, состоящую из слов ААНИИ, ГОИ и ЦНИИМФ, ФГУП «Атомфлот», «Новатэк» и СМЛОП «Варандей», ОСК, ГМСС, ... — чтобы по частям собрать мозаику из энергичных, но чрезвычайно занятых людей, живых идей, механизмов реализации разных арктических проектов. В целях создания фильма
документалист ищет союзников и противников, крепких хозяйственников и неуверенных чиновников, остроумных журналистов и немногословных промышленников...
...Свои ответы на возникающие вопросы мы искали в Петербурге и Москве, в Дудинке и Мурманске, в Тикси и Архангельске, в Баренцбурге и Бремене, в Черчилле и Номе, в Хаммерфесте и Порт-Саиде, в посольстве Канады и штаб-квартире НАСА, на НЭС «Академик Федоров» и полярных станциях, в кабинах пилотов и в территориальных управлениях гидрометсети, в погранслужбе и Минэкономразвития, и т. д. и т. п. Ищем и сейчас.

Продолжение следует…

Поделиться

Новости от партнёров

Комментарии Правила дискуссии

MediaMetrics

Читайте ранее:
http://russian.people.com.cn/31520/7701447.html
А ты оплакивал Ким Чен Ира?

Есть такая страна, которую Запад ненавидит больше чем Россию — Северная Корея. Откуда такие сведения? Все очень просто — в...

Закрыть