Дмитрий Беляев
12.06.2016 Праздники

День России — радоваться или плакать?

Сегодня, как известно, государственный праздник. Однако, отношение к нему в обществе достаточно сложное. Если не задумываться об истоках этого праздника, то всё выглядит, вроде, весело — гуляния, концерты, салюты. Но давайте поговорим серьёзно о том — а праздник ли это на самом деле?

xw_1106622

Не знаю, как остальные, но читатели моего блога точно должны знать, в честь чего День России празднуется 12 июня.

Если кто забыл, напомню, 12 июня 1990 года состоялся первый съезд народных депутатов РСФСР, на которым была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР.

Кстати, до 2002 года этот «праздник» так и назывался — День принятия Декларация о государственном суверенитете РСФСР.

О каком суверенитете идёт речь?

Да вот о таком:

Вместо того, чтобы перенять всю власть (если можно так сказать) у Горбачёва, Ельцин решил «пойти другим путём», тем самым дав старт распаду Советского Союза.

То есть, 12 июня — это день независимости России от других частей Русского Мира. День, когда Русским Мир распался на множество независимых государств, а за бортом РСФРС остались 25 млн русских людей.

К чему это привело — мы все с вами знаем.

Можно ли радоваться этому? Однозначно, нет.

Чему можно радоваться — так это тому, что Ельцин и вся его клика не продали и не пропили Россию до уровня Садового кольца. И только.

117809342_5705997_Den_Rossii1

Вот, кстати, День принятия Декларация о государственном суверенитете РСФСР удивительным образом совпал с днём рождения тогдашнего американского президента Джорджа Буша-старшего.

Давайте вспомним, кому первым позвонил Ельцин в декабре 1991 года из Беловежской пущи? Правильно — президенту США Джорджу Бушу-старшему.

Об этом пишет сам старик Буш в своих мемуарах, которые изданы книгой под названием «Изменившийся мир»:

«8 декабря 1991 года Ельцин позвонил мне, чтобы сообщить о своей встрече с Леонидом Кравчуком и Станиславом Шушкевичем, президентами Украины и Белоруссии. Фактически он еще находился вместе с ними в комнате охотничьего домика недалеко от Бреста. «Сегодня в нашей стране произошло очень важное событие. И я хотел проинформировать вас лично, прежде чем вы узнаете об этом из прессы», — заявил он с пафосом. Ельцин объяснил, что они провели двухдневную встречу и пришли к заключению, что «нынешняя система и договор о Союзе, к подписанию которого все нас подталкивают, нас не удовлетворяют. Поэтому мы собрались вместе и несколько минут назад подписали совместное соглашение».

Ельцин, похоже, зачитал что-то вроде подготовленного заявления. Он сказал, что близорукая политика центра привела к политическому и экономическому кризису. В результате они подписали соглашение из 16 пунктов о создании «содружества или объединения независимых государств». Иными словами, он сообщил мне, что вместе с президентами Украины и Белоруссии они решили разрушить Советский Союз. Когда он закончил читать подготовленный текст, его тон изменился. Мне же показалось, что изложенные им положения подписанного соглашения будто специально сформулированы таким образом, чтобы получить поддержку Соединенных Штатов: они непосредственно излагали те условия, за признание которых мы выступали. Мне не хотелось преждевременно высказывать наше одобрение или неодобрение, поэтому я просто сказал: «Я понимаю».

«Это очень важно, — отреагировал Ельцин. — Господин президент, — добавил он, — должен сказать вам конфиденциально, что Горбачев не знает об этих результатах. Он знал, что мы здесь собрались. Фактически я сам ему сказал о том, что мы встретимся. Конечно, мы немедленно направим ему текст нашего соглашения, и, конечно, ему придется принимать решения на своем уровне. Господин президент, я был с вами сегодня очень, очень откровенен. Четыре наши страны считают, что существует только один возможный выход из нынешней критической ситуации. Мы не хотим делать что-либо втайне — мы немедленно передадим заявление прессе. Мы надеемся на ваше понимание. Дорогой Джордж, я закончил. Это чрезвычайно, чрезвычайно важно. По сложившейся между нами традиции, я и десяти минут не мог подождать, чтобы вам не позвонить».

Это, простите, как? Не мог подождать 10 минут, чтобы не позвонить «господину». На мой взгляд, это не просто сдача интересов России — это акт откровенного предательства.

Если Ельцин так рвался к власти, мог ли он получить её не в ущерб 25 млн русских людей, который легли спать в одной стране, а проснулись — в другой?

Поэтому я полностью согласен с теми патриотами, которые говорят о том, что День России надо праздновать по другому поводу. 18 марта, в день возвращения Крыма на Родину, например.

Что вы думаете, уважаемые читатели, об этом «празднике»? Прошу высказаться в комментариях.

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Нельзя допустить, чтобы были разрушены традиции русского образования

Деградация системы образования давно уже стала притчей во языцех. А само слово «реформа» (когда речь заходит об образовании или экономике)...

Закрыть