Дмитрий Беляев
20.03.2016 Информационная война, Фальсификации истории

Власовщина перешла границы

В самом начале марта месяца состоялось событие, которое вызвало серьёзный резонанс в научных кругах. Речь идёт о защите диссертации К.М.Александрова (известного почитателя власовцев) по теме «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 гг.» (текст автореферата доступен по ссылке).

На глазах научного сообщества Санкт-Петербурга его либеральное крыло фактически попыталось легализовать коллаборационизм, т.к. автор этого опуса предложил считать предательство, которое включало организацию нацистами из сдавшихся в плен солдат и белоэмигрантов власовских частей с принесением присяги Гитлеру, — опытом «социального протеста».

Давайте зададимся вопросом: может ли предательство во время войны считаться «социальным протестом»?

maxresdefault-1

Многие сочувствующие К.М.Александрову, но не понимающие сути произошедшего, задают вопрос: что такого страшного в изучении власовцев?

В самом изучении кого бы то ни было ничего страшного и зазорного нет. Вопрос в том, как этот материал преподносится в конечном итоге.

Убеждён, что власовцы (равно как и бандеровцы) как явление не могут изучаться вне контекста тех преступлений, которые они совершали против нашего и других народов.

Нельзя в научной работе изучать Гитлера и ни слова не сказать о его преступлениях, таких как, например, геноцид славян и Холокост.

Нельзя изучать бандеровщину и ни слова не сказать, например, про Бабий Яр, где было расстреляно более сотни тысяч евреев.

К слову сказать, весь этот шабаш в либеральной части научного сообщества крайне напоминает Украину десять лет назад.

Ведь по сути своей власовщина и бандеровщина — это явления не просто сопоставимые, а похожие как две капли воды.

Во что бандеровщина превратила современную Украину, мы все сегодня наблюдаем.

Складывается ощущение, что за продвижением подобных «диссертацией» есть ясно выраженный политический заказ.

Сегодня либеральные историки убеждают нас, что Власов не был предателем, а это была «акция» «социального протеста».

Через десять лет, используя технологию «Окна Овертона», они будут уверять нас, что Мазепа, Брут и Иуда Искариот также совершили акт «социального протеста».

Автореферат «диссертации» изобилует как фактическими ошибками, так и большим количеством «оценочных суждений».

На что не раз указывали авторы отзывов (некоторые из которых были удалены с сайта СПб ИИ РАН по неизвестным причинам).

Сама процедура «защиты» выглядела как хорошо отрепетированный спектакль (об этом в отзыве ниже по тексту).

Главное — правильно подобрать состав диссертационного совета.

В итоге 17 из 18 членов совета проголосовали «за».

Однако, для того, чтобы это действо было окончательно легализовано, должна быть пройдена ещё одна инстанция — ВАК.

Ваш покорный слуга присутствовал на первой части мероприятия, даже запечатлев её на видео:

Хочу обратить ваше внимание на отзыв глубокоуважаемого Александра Ивановича Субетто (полностью солидарен с его мнением), который расставляет все точки над «i» в этой грязной исторической фальсификации:

Отзыв доктора философских наук, доктора экономических наук, заслуженного деятеля науки РФ, лауреата Премии Правительства РФ, полковника в отставке Субетто Александра Ивановича на автореферат диссертации и диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук Александрова Кирилла Михайловича на тему: «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 гг.»

Ознакомившись с диссертацией и авторефератом диссертации К.М. Александрова, выставленными в компьютерном виде на сайте, в соответствии с процедурой гласности обсуждения и защит диссертаций в соответствии с требованиями положения ВАК, считаю необходимым как ученый высказать следующее по поводу работы Кирилла Михайловича Александрова.

Несмотря на впечатляющий список различного рода литературных и архивных источников в России и за рубежом, на которые опирается автор, несмотря на огромный объем машинописных страниц самого диссертационного труда – в 1136 страниц, несмотря на все выполненные формальные критерии по публикации основных результатов диссертации в научной печати, в своей интерпретационной части, связанной с претензией на историческую реконструкцию исторического феномена «власовщины», или, другими словами, – затеи гитлеровского руководства по формированию «армии Власова», мотивов предательства тех плененных советских бойцов и офицеров, которые согласились встать под «знамена» Власова, диссертация является научной фальсификацией.

Почему? Попытаюсь обосновать указанный вывод.

Первое. Примененные автором тип мышления и система понятий отразили в себе одну из технологий манипуляции сознанием, в том числе и манипуляции сознанием в науке, – гипостазирование. Гипостазирование (греч. hypostasis – сущность, субстанция) – присущее идеализму приписывание абстрактным понятиям самостоятельного существования, когда «второстепенное свойство возвышается до уровня сущего, для него изобретается многозначительное слово» (С.Г. Кара-Мурза). С.Г. Кара-Мурза в монографии «Антисоветский проект» (2009), со ссылкой на известного социального психолога Ле Бона, показывает, как через «могущество слов», находящееся в «тесной связи с вызываемыми образами» и совершенно «не зависящее от их реального смысла», осуществляется деформация картины мира в сознании, которая делает человека, общество все более неадекватными реальности, с соответствующими трагическими последствиями для общества. Известный современный экономист Л. фон Мизес предупреждал: «Склонность к гипостазированию, т.е. к приписыванию реального содержания выстроенным в уме концепциям, – худший враг логического мышления».

Автореферат и диссертация К.М. Александрова демонстрируют этот феномен гипостазирования, удаляющий все, о чем он пишет и рассуждает, от научной объективности, от «правды истории» (если следовать этому понятию В.Г. Комарова в его фундаментальном труде «Правда: онтологическое основание социального разума», 2001). Вот примеры таких гипостазированных утверждений К.М. Александрова, с помощью которых вершится фальсификация истории Великой Отечественной войны:

1. В подразделе автореферата, посвященном актуальности исследования, он утверждает: «Во время Отечественной войны 1812 г. и Первой мировой войны русские пленные генералы и офицеры не создавали воинские части для борьбы против Российского государства, тогда как в годы Второй мировой войны некоторые пленные советские командиры и политработники, а также многие генералы и офицеры Белых армий с этой целью сотрудничали с противником» (с. 3 автореферата). Вообще, как могут где-либо пленные генералы и офицеры, да еще находящиеся в немецких концлагерях для военнопленных, создавать по своей воле и инициативе воинские части? Такого просто не может быть. Значит, в головах фашистско-немецкого руководства должен быть «проект» или «программа» создания таких частей, по которым вначале в лагерях находят добровольцев для участия в «армии Власова», затем должны быть под контролем немцев появиться лагеря для создания таких частей и т.д. и т.п. Далее К.М. Александров пытается внушить читателю, что вот, мол, «русские пленные генералы и офицеры не создавали воинских частей для борьбы против Российского государства» (какие молодцы!), как будто они имели такую возможность, а вот «советские пленные генералы и офицеры», и это по автору – «социально-политический феномен», создали такие воинские части. И отсюда скрытый намек – насколько ниже качество советских офицеров и генералов. Что это такое, по определению? Прямая фальсификация истории, это пример антинаучной, гипостазированной формы мышления. Кроме того, в этом приведенном примере мы наблюдаем и безграмотность в построении суждения. Первая часть – посыл – в этом суждении – «русские пленные генералы и офицеры не создавали воинские части», а во второй части – объем содержания намного больше: не только «советские генералы и офицеры создавали воинские части», но и генералы и офицеры Белых армий (но последние не были пленными; ведь они действительно добровольно, в духе логики Гражданской войны, которая для них продолжалась, встали на сторону гитлеровского фашизма в борьбе против СССР). В этом примере есть один момент манипуляции: вспоминается Отечественная война 1812 г. и ни слова не говорится о Великой Отечественной войне 1941–1945 гг., которая подменяется понятием «Вторая мировая война». Тем сам автор пытается нейтрализовать сам факт предательства, нарушения воинской присяги теми пленными советскими офицерами и генералами, в том числе Власовым, кто перешел, спасая себе жизнь, на сторону немецко-фашистских захватчиков, заменяя его словом «сотрудничество».

2. Автор избегает определения «немецко-фашистские захватчики», заменяя его нейтральным словом «противник». Понятия и «противник», и «Вторая мировая война», которые ставятся на место понятий «немецко-фашистские захватчики», «Великая Отечественная война», призваны убрать из текста диссертации сам факт, что: (1) немецко-фашистские войска вероломно напали на нашу родину первыми, и (2) это была Великая (действительная!), поскольку стоял вопрос о жизни и смерти всего советского народа, и в первую очередь русского народа), и, конечно, Отечественная война, как и в далеком 1812 году.

3. Все это делается автором сознательно, причем сознательно используются технологии гипостазирования, чтобы доказать что так называемая «армия Власова» и другие части, созданные из бывших белых офицеров и генералов и советских военнопленных, согласившихся воевать против СССР, это было продолжением «социального протеста». Чтобы это аргументировать, автор всю первую главу (более 100 страниц) посвящает обоснованию, что вся история СССР после окончания Гражданской войны и до начала Великой Отечественной войны была периодом чуть ли не тотального насилия. На с. 27 автореферата мы находим утверждения: «Драма Первой мировой войны и революции открыла для российского общества эпоху массового насилия, продолжающуюся сорок лет»; «…положение гражданина в тотальном государстве низводилось до уровня «винтика». А как же миру было явлено чудо «экономики Сталина», о которой пишет В.Ю. Катасонов (в монографии «Экономика Сталина», 2014), благодаря которой мы вышли к началу войны на такой уровень мощи, которая позволила одержать победу над вооруженными силами Германии и ее сателлитов, которые опирались на мощь почти всей Европы? Ведь среднегодовые темпы роста национального дохода в СССР с 1922 по 1940 г. составляли 15,3%, чего не знала ни одна страна мира за весь ХХ век (см. Ю. Савельев «Реальная экономика советской и современной России (цифры против мифов)», 2015, с. 14). Это чудо родилось благодаря трудовому энтузиазму советского народа. Игнорировать тот факт, что в довоенный период истории СССР произошел взрыв творческой энергии народа, людей труда, что были достигнуты успехи в искусстве, культуре, науке, в образовании, в массовой физкультуре и спорте, которые удивляли мир. «Мазнуть дегтем» по фасаду советской истории с помощью ярлыков – «эпоха массового насилия» и «положение гражданина СССР было на уровне «винтика» – для ученого-историка означает, что он не ученый, а человек, ведущий идеологическую, ценностную войну против собственного народа.

Гипостазирование буквально тотально пронизывает текст диссертации. Еще один пример – фраза докторанта: «Режим требовал от населения демонстративной лояльности и энтузиазма (мое замечание: как будто энтузиазм может быть по принуждению), принуждая атомизированное общество к лицемерию и двоемыслию» (с. 27 автореферата). Я еще могу согласиться, что американское либеральное общество можно назвать атомизированным. Но советское общество, которое сохраняло в себе дух коллективизма, характерного для всех эпох истории России как цивилизации, назвать атомизированным – это, с одной стороны, сказать ложь о советском обществе, а с другой стороны, проявить непонимание сути слов, которые применяются или умышленно искажаются.

Второе. Автор, де-факто оправдывая предательство власовцев, более того, обеляя их измену, переводя это в ранг социального якобы протеста, хотел он того или нет, встал на путь войны вместе с власовцами против СССР, советского народа, против Советской армии, против тех, кто сражался на фронтах в Великой Отечественной войне или в тылу врага; встал на путь войны против благодарной памяти о Великой Отечественной войне, которая так ярко проявилась в шествии «Бессмертного полка» по городам России 9 мая 2015 года. По К.М. Александрову путь предательства, на который стал Власов и его соратники и приспешники, – это «освоиться с новыми реалиями, выжить и сделать карьеру» (с. 30 автореферата), замечу – «карьеру» в фашистской Германии. При этом он добавляет, очевидно, считая это веским доводом: «Значительная часть власовцев руководствовалась приспособленчеством, вырабатывавшемся за годы пребывания в сталинском социуме…» (с. 29 автореферата). Что это? Разве это не клевета ученого-историка на советский строй, на Коммунистическую партию, на советский народ, на советскую молодежь, давших, прямо скажем, массовый героизм, только подвиг Александра Матросова повторило, пожертвовав своей жизнью, более 630 советских воинов? Кто выиграл Великую Отечественную войну и спас все человечество от немецко-фашистского рабства (перемолов на советских фронтах более 80% живой силы врага) – «приспособленцы»?

Такими гиперболизированными утверждениями, за которыми прячется идеология антисоветизма и антикоммунизма (даже если внимательно вчитываться в текст, в построение фраз, – ненависть к советской истории), усеян весь текст диссертации и автореферата.

Третье. В диссертации есть намеки с двусмысленными акцентами, которые можно назвать некоей научной эзоповщиной. Например: «Советские люди жили в условиях информационной и политической изоляции, с искаженными представлениями об окружающем мире, в том числе о демократии, фашизме и национал-социализме» (с. 27 автореферата). Это что за намек? Плохо разбирались, что есть фашизм? Не знали речи лидера болгарских коммунистов Димитрова на суде, организованном гитлеровцами? Или плохо распознали, что с собой несет фашизм во время гражданской войны в Испании, где воевали советские добровольцы, в том числе будущий Маршал Советского Союза Малиновский? Или Горький, Маяковский, Есенин не то написали о «демократии» в США? Или ошибался знаменитый европейский писатель Леон Фейхтвангер, который написал: «Чистой» демократии, которая сводится к свободе печати для имущих и к праву подавать ничего не стоящие избирательные бюллетени, Ленин противопоставил подлинное государство народа, немыслимое без передачи средств производства в общее пользование». И что же? Французская «демократия» сразу, в течение двух месяцев, была оккупирована гитлеровцами, а в СССР, в Советском государстве, столкнувшись с советским народом, якобы по К.М. Александрову не знавшему, что такое истинная «демократия», немецкая военная машина получила сокрушительный удар, была разгромлена в пух и прах. Это что? Образец объективного, научно ангажированного текста, написанного ученым-историком? Или это идеология «светочей тьмы» по Михаилу Делягину (см.: М. Делягин. Светочи тьмы. Физиология либерального клана. М., 2016)?

Четвертое. Основной вектор в обосновании мотивации вступления советских военнопленных под нажимом гитлеровцев, в том числе представителей СС, по К.М. Александрову – это доказательство того, что это есть якобы «социальный протест» против якобы «сталинского режима» (хотя еще раз обращаю внимание на некорректность использования понятия «социальный протест» применительно к поведению тех советских военнопленных, кто решился под давлением тех или иных причин и факторов на измену своей воинской присяге), хотя сам Власов заявил, что «советская власть меня ничем не обидела, а в личной переписке выражал свое восхищение «Хозяином», т.е. Сталиным. Собственно говоря, даже по данным диссертации, число пострадавших от репрессий, по сравнению с общим числом власовцев, ничтожно мало.

Пятое. К.М. Александров пытается в трагедии людей, прошедших через немецкий плен, обвинить не столько гитлеровский фашизм, сколько СССР, как он пишет – «сталинский социум». За четыре года войны в плен к немцам попало 4 млн 559 тыс. советских солдат и офицеров, а к нам – 4 млн 376 тыс. солдат и офицеров вермахта и союзнических армий, воевавших на стороне Гитлера – австрийцев, венгров, итальянцев, испанцев. А вот доля военнопленных, которые вернулись из плена, резко отличается: у нас возврат военнопленных в Германию и страны – ее бывшие сателлиты составил 3 млн 573 тыс. (умерло в лагерях 580 тыс.), у немцев «возврат» военнопленных составил 1 млн 836 тыс. человек, а погибло 2 млн 723 тыс. советских людей (т.е. в немецком плену смертность советских военнопленных превышала в 5 раз смертность немецких военнопленных в советском тылу). Гитлеровская Германия, хотя и подписала в свое время Женевскую конвенцию, не соблюдала ее полностью, а СССР, хотя ее и не подписывал, но сразу с начала войны руководствовался «Положением о военнопленных» (утвержденным 1 июля 1941 г.), которое строго соответствовало положениям как Гаагской, так и Женевской конвенций.

Шестое. Автор преувеличивает число жертв репрессий и беззаконий в предвоенный период, называя цифру в 8,5 млн жертв (дисс., с. 840), хотя по официальным данным (по «Справке», подготовленной для Н. Хрущева в 1954 г.) за период с 1921 по 1954 г. число осужденных по политическим мотивам составило около 3,8 млн человек, а к высшей мере наказания было приговорено около 643 тыс. человек. Погибших во время голода летом 1933 г. присовокуплять к числу жертв политического террора – это и есть пример тенденциозности работы с самими историческими фактами.

Седьмое. Представление «власовского движения» в «гитлеровском социуме» (я специально сконструировал это понятие по аналогии с александровским понятием «сталинский социум») как движения самостоятельного, выросшего на почве социального протеста против «сталинского социума», мягко говоря, научно некорректно, абсолютно не подкреплено в диссертации необходимым массивом фактов, а в целом – является формой его реабилитации в «пространстве» отечественной исторической науки. Это выглядит не только формой заблуждения, но и специальной идеологической диверсией, которая имеет определенное сходство с тем, что уже совершено на Украине по реабилитации Бандеры и преступлений бандеровского фашизма в Западной Украине.

Удивляет, что автор полностью уходит от каких-либо упоминаний о тех зверствах, которые творили власовцы на оккупированных территориях. Но зато, по автору, сотрудничество с СС – это со стороны Власова и его соратников лишь «вынужденный компромисс».

По К.М. Александрову, «согласие Власова в 1944 году на сотрудничество с Гиммлером и офицерами СС (мое замечание: организации, которая признана Международным Нюрнбергским трибуналом как организация преступная, совершившая невиданные злодеяния на территории СССР и на других оккупированных гитлеровскими войсками территориях) стало компромиссной ценой за инструментализацию КОНР и создание армии». Тогда можно задать вопрос и автору: а не является ли его диссертация, реабилитирующая власовцев и их преступления, также «компромиссной ценой» ради получения желаемой ученой степени доктора исторических наук?

Восьмое. Название диссертации, по сути, некорректно. Автор берет период становления «власовщины» как явления с 1943 по 1946 г., но этот период не совпадает с периодом существования Комитета освобождения народов России (КОНР), который появился в конце 1944 г. и уже перестал существовать в мае 1945 года. Очевидно, речь идет о генезисе, становлении феномена «власовщины» как исторического явления. Но с этим К.М. Александров не справился, поскольку исходил из ложных идеологических установок.

Считаю, что диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук, несмотря на ценность собранного фактического материала и некоторые выполненные статистические исследования (хотя корректность случайной выборки, о которой пишет автор, в диссертации не показана), которую представил на защиту Кирилл Михайлович Александров, не соответствует не только требованиям ВАК, но и критериям научного исследования.

Главный вывод диссертации – утверждение, что «военное сотрудничество с противником офицеров, в том числе с высоким служебным статусом, как из числа бывших советских военнослужащих, так и белоэмигрантов, носило беспрецедентный характер и может расцениваться как социально-политический феномен, находившийся в вопиющим противоречии с традициями российской военной культуры» (с. 839, 840. дисс.) – есть пример гипостазирования, который, как я показал, входит в противоречие с самими принципами научного мышления.

Считаю, что если диссертационный совет Санкт-Петербургского Института истории проголосует позитивно за это диссертационное исследование, то это будет удар по достоинству самой отечественной исторической науки в современной России.


Может ли кто поспорить с отзывом Александра Ивановича Субетто? По фактам, по существу. Без эмоций.

П.С. По каком-то странном стечению обстоятельств диссертант обошёл стороной легендарный двухтомник «Генерал Власов: история предательства».
Настоятельно рекомендую с ним ознакомиться:

15 марта 2016 г. Федеральное архивное агентство (Росархив) сообщает, что в связи с возрастающим общественным интересом к теме коллаборационизма на официальном сайте Росархива, на портале «Архивы России» и на сайте «Документы советской эпохи» в разделе «Электронная библиотека» публикуется сборник документов «Генерал Власов: история предательства: В 2 т.: В 3 кн.» (М.: Политическая энциклопедия, 2015.)

Обложка сборника
Генерал Власов: история предательства: В 2 т. : В 3 кн. Т. 1: Нацистский проект «Aktion Wlassow».
/ Под ред. А.Н. Артизова. – М.: Политическая энциклопедия, 2015. – 1160 с.(внешняя ссылка)

Обложка сборника

Генерал Власов: история предательства: В 2 т. : В 3 кн. Т. 2: в 2 кн. Кн. 1 : Из следственного дела А.А. Власова. / Под ред. А.Н. Артизова, В.С. Христофорова. – М.: Политическая энциклопедия, 2015. – 854 с.(внешняя ссылка)

Обложка сборника

Генерал Власов: история предательства: В 2 т. : В 3 кн. Т. 2: в 2 кн. Кн. 2 : Из следственного дела А.А. Власова. / Под ред. А.Н. Артизова, В.С. Христофорова. – М.: Политическая энциклопедия, 2015. – 711 с.: ил.(внешняя ссылка)

Первый том сборника документов посвящен истории предательства генерала А.А. Власова и так называемому «власовскому движению». В нем представлены документы из федеральных и ведомственных архивов Российской Федерации, часть из которых недавно была рассекречена, а также документы из архивов Белоруссии, Германии и США.

Том содержит документы по истории сдачи в плен генерала А.А. Власова, истории создания Русского комитета, Русской освободительной армии (РОА), Комитета освобождения народов России (КОНР), боевым действиям батальонов РОА на Западном и Восточном фронтах.

Во втором томе сборника документов «Генерал Власов: история предательства» представлены документы из следственного дела А.А. Власова и его сообщников (протоколы допросов, стенограммы очных ставок, выписки из протоколов допросов), находящегося на хранении в Центральном архиве Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Во второй книге второго тома представлены итоговые документы следствия, протест в порядке надзора Генеральной прокуратуры Российской Федерации по делу А.А. Власова и его сообщников, а также воспоминания современников Власова, содержащие различные мнения о его личности и «власовском движении».

Публикация предназначена для исследователей, изучающих отечественную и мировую историю, события Второй мировой войны, историю коллаборационизма в целом и специфику советского коллаборационизма в частности, а также всех интересующихся историей.

Публикуемая электронная версия сборника документов «Генерал Власов: история предательства» доступна для скачивания. За размещенные в сети Интернет другие версии данного сборника Росархив ответственности не несет.

Поделиться

Новости от партнёров

MediaMetrics

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Встреча тысячелетия. Парагвай

В ходе визита в Латинскую Америку Святейший Патриарх Кирилл посетил Парагвай. Страну, в истории которой русские оставили глубокий след. Мне довелось...

Закрыть