Дмитрий Беляев
20.12.2014 Жулики, Информационная война, Личности

Солженицынские чтения

Есть у нас в народе такое понятие — говорящие фамилии. Идёт оно с древних времён, когда людям давали фамилии как характеристику личности. Вспомните, например, бургомистра Риги, который преподнёс Пётру I шапку Мономаха. Пётр Великий пригласил его в Россию, а по приезду дал фамилию соответствующую — Шапошников.

С Александром Исаакиевичем Солженицыным другая история. Вроде бы, фамилия перешла к нему от отца — Исаакия Сёменовича. Но ведь звучит она так, что народ моментально разглядел в ней крепкую основу — солгать. Сам автор «Архипелага» – фигура достаточно сложная и неоднозначная. Он был сексотом КГБ по кличке «Ветров» и «стучал» в лагере на других заключенных, за что получал возможность иметь свой кабинет и послеобеденный сон. Непыльная работа библиотекаря подарила ему столько времени для писанины, что он придумал гипертрофированный мир советских лагерей. Именно придумал, и сам этого не скрывал.

Ведь написано же на самой первой странице «Архипелага» — «опыт художественного исследования». Разве художественная литература строится на фактах? Нет. Она строится на том, каким автор видит мир. А такое видение, как известно, бывает крайне однобоким.

soljenitsin

Александр Исаакиевич (или как он были подписаны его книги — Исаевич) получил 8 лет лагерей за дело.

После начала Великой Отечественно его признали «ограниченно годным к военным службе» и в сентябре 1941 года определили учителем в городе Морозовск Ростовской области. Однако, учителем ему пришлось работать недолго, т.к. уже в ноябре того же года его призвали в РККА в качестве рядового обозного конвоя.

После окончания Костромского артиллерийского училища в 1942 году был произведён в лейтенанты.  И только с февраля 1943 года его взяли на службу в действующую армию, где он служил командиром батареи звуковой разведки 794-ого отдельного армейского разведывательного дивизиона 2-ого Белорусского фронта. Работа также была непыльная, за сотни километров от линии фронта.

Плавно подходим к делу, за что он получил свои 8 лет лагерей. Дело в том, что на фронте (а точнее далеко за линией фронта) он внезапно стал плохо относиться к Сталину. Некоторые лично знакомые с ним люди, например член Союза писателей СССР Владимир Сергеевич Бушин, считали, что он банально не хотел идти воевать, когда Красная Армия активно наступала на Запад. Так вот, ладно бы, если бы просто плохо относился. Бывает.

Но Александр Исаакиевич стал использовать военную переписку для писем знакомым и малознакомым людям, в которых он резко осуждал (!!!) Верховного Главнокомандующего в военное время. Не удивительно, что 27 июля 1945 года Особым совещанием при НКВД СССР он был приговорён к 8 годам исправительно-трудовых лагерей.

Не стану углубляться в интереснейшую историю «стукачества» на зоне, когда люди гибли по доносам ныне почившего гения. Но КГБ, вероятно, следило за авторским талантом Солженицына. Поэтому, когда в результате госпереворота к власти пришёл Н.С.Хрущёв и началась эпоха замазывания Сталина грязью и сокрытия сопричастности убивших его людей к тем же предвоенным репрессиям, фигура Александра Исаакиевича пришлась как нельзя кстати. Его произведения издавались огромными тиражами в литературных альманахах, например, таких как «Новый мир».

Дальше вы всё сами прекрасно знаете. Нобелевскую премию ещё надо было заслужить.

Сейчас же я хочу обратить ваше внимание на труд Дмитрия Юрьевича Пучкова (также известного в народе как «Гоблин»), который решил взвалить на себя груз просветительской работы и восстановлению исторической справедливости:

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Большая пресс-конференция Президента Российской Федерации

Спекулятивная атака на рубль со стороны иностранных фондов и их агентуры  — это попытка не дать состояться Евразийскому Союзу, который...

Закрыть