Дмитрий Беляев
20.09.2014 Гражданское общество, Россия, Семья, Спецслужбы, Справедливость, США

Одна против США

Настоящая русская женщина по-некрасовски «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». А ещё будет до конца сражаться за счастье и благополучие своей семьи. Многие из вас знают истории семьи Виктора и Аллы Бут.

Американские спецслужбы заранее подготавливали общественное мнение для поимки «русского оружейного барона», коим Виктор не был. Вместе с Ми-6 они устроили провокацию в Тайланде, где Виктор отдыхал с семьей. Предложили ему перевезти воображаемые ракеты. Он знал, что напротив него были агенты англосаксонских спецслужб, и решил сыграть ва-банк. Прямо на месте его арестовали и посадили в тайскую тюрьму. После чего незаконно экстрадировали в США.

В итоге семья оказалась разлучена: Виктора в нарушении всех законов насильно увезли в США, Алла же продолжает бороться за освобождение мужа всеми силами здесь в России.

Одна против США

Предлагаю вашему вниманию недавнее интервью с Аллой Юрьевной, которое вышло в газете «Смена» 4 августа 2014 года:

«Алла Бут, супруга Виктора Бута, продолжает борьбу за освобождение мужа и помогает другим россиянам, попавшим в критическую ситуацию за рубежом.

В НАЧАЛЕ июля на Мальдивских островах на основании уведомления Интерпола был задержан и выдан правоохранительным органам США сын депутата Госдумы Роман Селезнев. Его отвезли на остров Гуам в Тихом океане и собираются судить за кибермошенничество. Депутат Валерий Селезнев назвал арест сына «результатом чудовищной ошибки», а МИД России до сих пор ждет объяснений от Америки по факту этого инцидента. Действительно, оснований подозревать Романа Селезнева в том, что ему инкриминируют правоохранительные органы США, нет никаких. Получается, что похище- ние российских граждан под надуманными предлогами становится обыденной практикой у американских спецслужб. Об этом «Смена» побеседовала с Аллой Бут — женой россиянина Виктора Бута, которого США также незаконно вывезли из Таиланда, судили и посадили в тюрьму на 25 лет по весьма сомнительному делу.

«Это похоже на провокацию»

— Алла Юрьевна, какова была ваша реакция, когда вы узнали о задержании Романа Селезнева? Что это – реальная борьба с преступностью или очередная провокация со стороны США?
— В факте задержания Романа Селезнева, как и в «деле» Виктора Бута, остается больше вопросов, чем  ответов. На борьбу с организованной преступностью это не очень похоже. Как мне стало известно из материалов, опубликованных СМИ, обвинения против Романа были сформулированы еще в 2011 году. Спрашивается, почему была такая задержка в правовых действиях? Ведь у США с Россией существует двусторонний Договор 1999 года о взаимной правовой помощи по уголовным делам… Видимо, его в очередной раз проигнорировали... Можно предположить, что целью действий в отношении нашего гражданина были вовсе не намерения арестовать «преступника», а заранее  спланированная операция, направленная именно на конкретного человека, сына депутата. То, что Романа фактически насильно вывезли с территории Мальдив без ордера и каких-либо санкций на то суда и прокуратуры и доставили на остров Гуам — территорию, находящуюся под юрисдикцией США, только  добавляет уверенности, что это именно провокация.

— Много схожего у этой истории с арестом Виктора Бута?
— Действительно, схема очень похожа на ту, по которой действовали спецслужбы США при аресте и экстрадиции Виктора с территории Таиланда. Охота на Виктора тоже началась задолго до его практического задержания в результате провокации. С 2001 года все мировые СМИ обвиняли его в причастности к торговле оружием, фактически была начата «информационная война», травля, но до сих пор факт торговли не доказал ни один суд мира, не говоря уже о процессе в США. Любимые слова обвинения «мы предполагаем» или «у нас есть доказательства, но они засекречены» фигурировали во всех экстрадиционных запросах.
В суде США прокуратурой никаких  доказательств о причастности Виктора к торговле оружием представлено не было. И осудили его на основании проведенной провокационной операции «за сговор» и «намерение». С 2010 года, после «политического экспорта» Виктора Бута из Таиланда в США, подобная схема действий со стороны американских спецслужб по отношению к гражданам РФ пошла по «накатанной»  и вошла в практику.

- Виктор Бут, Константин Ярошенко, теперь Роман Селезнев — общественное мнение знает лишь эти имена россиян, ставших жертвами американского правосудия. Этот список на самом деле шире?

— Я бы сказала, что американские спецслужбы превратились в «пиратов», занимающихся похищением граждан России с целью политического шантажа и разжигания геополитических конфликтов, в которые вовлечены третьи страны. Все заявления МИД РФ и попытки наших депутатов принять санкции против этих стран говорят именно об этом.
По обвинениям США в компьютерном мошенничестве были арестованы Дмитрий Зубаха на Кипре, двадцатилетний петербуржец Дмитрий Белороссов и Вадим Поляков в Испании. Дмитрия Зубаху каким-то чудом его адвокатам удалось вернуть в Россию. Дмитрий Белороссов несколько месяцев назад был экстрадирован в США. Вадим Поляков дожидатеся суда в Испании и экстрадиции. И это далеко не все примеры…

«Сценария Бута» могло не быть»

 — Что должны делать российские власти, чтобы эффективнее защищать россиян, оказавшихся в такой ситуации? Какой помощи лично вы ждете от МИДа?
— Мне сложно сказать, что конкретно должны делать российские власти. Но думаю, что в отличие от семей пострадавших Россия обладает значительными ресурсами: юридическими, финансовыми, информационными, политическими, а также средствами спецслужб, чтобы при желании задействовать и просчитать все возможные варианты помощи. В свое время, когда решался вопрос об экстрадиции Виктора Бута из Таиланда, США отличились большей политической «прыткостью» и заинтересованностью, и Виктор «поехал» в Америку.  Ведь спецслужбам нужно было оправдать тот колоссальный бюджет — миллионы долларов США, потраченные на то, чтобы создать из мухи слона. Если бы на тот момент, а был 2010 год, были бы приняты все меры со стороны нашего государства, то «сценария Бута» можно было бы избежать с более благоприятными для всех последствиями… Можно было показать Таиланду, что стало бы примером для других стран, что нельзя выдавать безнаказанно   граждан России, какое бы политическое давление не оказывали США. Тогда бы Америка увидела, что Россия — не «беззубая старуха», а государство, защищающее права и свободы своих граждан, гарантированные Конституцией. Каждый имеет право на справедливое судебное разбирательство, чего Виктор был лишен. Только в Таиланде, пока в ход не пошла большая политика, уголовный суд Бангкока был объективен и отказал США  в экстрадиции. Но даже сегодня, несмотря на сложнейшую политическую ситуацию в мире, я уверена, что есть механизмы, способные изменить «сценарий Бута». Один из них — это мощная, грамотная и всесторонняя юридическая защита Виктора Бута в США. В США ведь прецедентное право. Удастся победить нам — будет открыта дорога домой многим другим. Шанс есть.
— Как лично вы собираетесь дальше бороться за возвращение мужа на родину?
— Сейчас в так называемом «деле Виктора  Бута» намечается кризис в связи с тем, что на сегодняшний день Виктор практически остался без квалифицированной адвокатской помощи. В ноябре этого года истекает срок подачи петиции на пересмотр дела в «связи с вновь открывшимися обстоятельствами», но средств на оплату адвокатских услуг у нашей семьи больше нет. Почти семь лет длится это безумие — суды и правовые издевательства, передергивание фактов и спекуляция информацией из тех же СМИ различными «борцами за мир» в Америке. У Виктора никогда не было миллионов, хотя эта мысль успешно имплантировалась в сознание многих граждан журналистами из-за океана. Сейчас у меня даже нет денег на поездку к мужу, а мы не виделись со дня оглашения приговора, то есть почти два года. Конечно, в этой ситуации мы можем рассчитывать только на помощь со стороны государства, со стороны МИДа, на понимание и помощь простых людей, граждан нашей страны. Ни одна  семья не выдержит противостояния целому государству — США, с его-то возможностями и ресурсами! Но до сих пор нам не предложил помощь ни один профильный фонд, ни один правозащитник или правозащитная организация. И все же я надеюсь, что защита Виктора превратится в дело не только семьи, но и страны, так как выезд некоторых наших граждан за рубеж стал часто оборачиваться поездкой на долгий срок в тюрьму.

«Его спасает лишь вера»

 — Каково сейчас психическое и физическое состояние Виктора? В каких условиях он содержится?

— Вера, уверенность в своей правоте, надежда на помощь страны и любовь семьи придают Виктору силы продолжать бороться дальше. Он практически никогда не жалуется, только в самых крайних случаях. За последние годы у него были проблемы и с питанием, и со здоровьем. Проблемы остались, только кому жаловаться? В том тюремном режиме, где он находится, введен «режим ограниченных коммуникаций», запрещены любые активные занятия спортом. Это не американское кино, где все качаются и играют в футбол. Там нет какой-либо системы занятости заключенных или других реабилитационных мероприятий. Так что сохранение своего психического и физического здоровья — исключительно дело каждого осужденного. Вокруг Виктора много глубоко верующих мусульман, причем это в основном фундаменталисты самого радикального толка. Вот они черпают душевные силы в молитве и чтении радикальной исламской литературы. Также в тюрьме можно занять себя вязанием крючком, а связанную вещь отправить родственникам, так как хранить или использовать в тюрьме изделие запрещено.Виктор пытался вязать, но  у него как-то не пошло.
— Чем же он занимается в тюрьме и благодаря чему держится?
— Он сам, исходя из возможностей, сконструировал  себе день. После общего подъема в 5.30 утра двери «одиночек» открываются и он может выходить в помещения, предназначенные для общих прогулок и занятий. Виктор изучает языки, что помогает тренировать память — на сегодня знает уже одиннадцать (эсперанто, английский, португальский, испанский, французский, санскрит, фарси, урду, хинди, турецкий, арабский), занимается спортивными статичными упражнениями и йогой. Для этого много места не надо, только желание. В тюрьме главное -  преодолеть апатию, которая ведет к депрессии, а также ленность. Можно выйти в небольшой двор, около 40 квадратных метров, где вокруг бетонные стены и виден только кусочек неба. О времени года можно догадаться только по температуре воздуха, так как нет возможности видеть ни траву , ни деревья — не положено. Я расцениваю это  как психологическое давление и настоящее издевательство. Спасает музыка в тюремной компьютерной системе и радио -  несколько диапазонов. Новостной канал CNN Виктор не смотрит из принципа. Отправить и заказать ему книги можно только через интернет-магазин или издательства. Какие-либо передачи и посылки запрещены. Есть тюремный магазин с очень небольшим выбором, где можно купить предметы личной гигиены, чай или пакетики растворимой каши. Для этого тоже нужны средства, и их приходится перечислять на тюремный счет ежемесячно, ведь это единственная возможность как-то компенсировать нехватку питания.Кормят два раза в день. В 10.30 — обед и 16.00 -ужин. Многое из того, что он получает на обед и ужин,  Виктор отдает соседям, так как сам он — вегетарианец. Как таковой интернет-сети в тюрьме нет, возможно получать электронные сообщения в рамках общей тюремной сети.  В 17.00 всех опять закрывают для проверки на минут сорок, потом выпускают до отбоя в 21.30. В  22.00 он старается уснуть…

«Не думала, что стану правозащитником»

 — Алла Юрьевна, недавно вы создали фонд «Путь домой»? Каковы перспективы его работы и в какой помощи от властей он нуждается?

— Чуть больше года назад, действительно, я создала фонд помощи соотечественникам в критических ситуациях за рубежом. На это меня натолкнул приобретенный опыт и желание как-то помочь людям, попавшим, как и мой муж, под раздачу американской демократии и правосудия. Но как оказалось, одного энтузиазма и желания работать мало. Нужна серьезная команда единомышленников в различных сферах: юридической, психологической, духовной, медицинской, социальной, информационной, компьютерной, поддержка политических партий. И, конечно, деятельность любого фонда нуждается в поддержке финансовой. Сегодня существует сайт фонда - фонддорогадомой.рф, на страницах которого изложены цели фонда, где любой гражданин может внести свой посильный вклад в наше дело. Для этого существует раздел «виртуальная передача». На сегодня усилиями граждан собрана сумма в размере 78 тысяч рублей. Но этого далеко не достаточно для оплаты адвокатов. Поэтому основная надежда все же остается на помощь правительственных структур. В Фонд обращались и родственники Дмитрия Белороссова, и другие родные арестованных за пределами России граждан. Никто не имел подобного опыта и зачастую люди не знают, на какую помощь могут реально рассчитывать от представителей Посольства или Генерального Консульства РФ, как и на чье имя написать соответствующее обращение, какие механизмы и на каком этапе защиты можно подключить. Это пока единственное, чем может помочь наш Фонд.
— Фактически это правозащитная деятельность…
— Да, так и есть. Я никогда не могла подумать , что стану правозащитником, так как по образованию — дизайнер, закончила ЛВХПУ им. В.И. Мухиной. Нам, действительно, очень нужна поддержка властями инициатив фонда, финансовая помощь правительства и посильная помощь граждан. Как это ни печально, направление деятельности Фонда в ближайшие годы, скорее всего, будет сильно востребовано».

Интервью брала Ольга РЯБИНИНА.

Что можно сделать, чтобы помочь Виктору и всем, кто также пострадал от незаконных действий спецслужб США?

Вступить в группу фонда «Дорога домой»: http://vk.com/club53864161 https://www.facebook.com/groups/339379982831060/

(Подробнее о фонде в «Российской Газете»: http://www.rg.ru/2013/07/22/but-poln.html)

Обратиться лично к Алле Юрьевне через социальные сети: http://vk.com/alla_bout https://www.facebook.com/alla.but.9

Следить за новостями на сайте в поддержку Виктора http://viktorbut.ru и в группе http://vk.com/viktor_bout

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Как Россия «заставила» Украину заключить перемирие
Как Россия «заставила» Украину заключить перемирие

Западная пресса часто удивляет читателей своей «непредвзятостью». Такое ощущение, что источник плюрализма мнений там иссяк вовсе. Недавно в британской The Financial Times...

Закрыть