Дмитрий Беляев
21.01.2014 Вера, Русский народ

«Если они — русский народ, тогда кто мы?»

Рассказ о том, как у типичного креакла (сокр. от «креативный класс») просыпается совесть и сознание того, что креативный класс составляет меньшинство, а не наоборот. Только в Питере Дарам Волхвов поклонилось 165 тысяч человек. Креаклы же поклонялись своим немцовым и прочим навальным в ощутимо меньших количествах.

Зомбированные трафаретом «мы — добро, остальные — мракобесы, жулики и воры», креаклы с трудом переваривают открывающуюся иную картину мира. Трудно осознавать, что ты в меньшинстве. В конце рассказа от лица всего креативного класса автор задаётся хорошим вопросом: «Если они — русский народ, тогда кто мы?».

«Если они — русский народ, тогда кто мы?»

«Среди моих знакомых вообще никто за „Единую Россию“ не голосовал. Кто вообще за нее в здравом уме  голосует? Все голоса накручены!», — обычное нытье демшизы, креативного класса, тем, кому повезло работать в офисе. Нам, то есть.

Среди моих знакомых тоже никто не голосовал за «ЕдРо» и Путина. Почти никто не смотрит телевизор, а кто смотрит, поражается топорностью пропаганды. Новости мы узнаем из интернета, за Навального переживали, Кудрину симпатизируем, шенгенскую визу имеем, демократическим ценностям привержены, взятки гаишникам даем, от Парижа в восторге, в Амстердам ездим не за наркотиками, как управлять страной — знаем, коррупцию ругаем. Все нормально у нас, короче. Обычные люди.

И тут — оба-на! — дары волхвов. А это что? Это кто вообще все эти люди? В мороз и снег стоят часами с маленькими детьми. Московский проспект от них стоит, в телевизоре и интернете один сплошной вай-вай-вай святыня, вай-вай-вай поклонились, вай-вай-вай духовное возрождение. Эй, алле! у нас вообще-то 21 век! Вы что, серьезно, что ли? Вы вообще читали где-то в Лайвджорнале, что это не дары волхвов, а какой-то церемониальный пояс 15 века? И это в лучшем случае. Как же можно так топорно вешать на уши такую жирную лапшу? Они нас вообще за кого принимают? Это ж РПЦ! Вы что, часы патриарха забыли уже?

Да что там у них вообще в головах творится, чтобы в эту чушь верить? Чтобы морозить детей. Чтобы толкаться и пихаться. Вы видели в ютьюбе и вконтактике — они ж как бараны там.

И тут в голове снова — оба-на! — погодите. Раз никто из мои знакомых на дары волхвов не пошел, то кто тогда там? Единая Россия что ли? нанятая массовка? футбольные хулиганы... вкладчики ммм? Не, я серьезно. Там вообще кто?  Россияне что ли? Как Ельцин говорил?

Погодите, а вот эти... эти россияне — это кто? Это не те ли, кто голосует за Путина и ЕдРо? Не те ли, кто радуется посадке Пусси Райот и верит, что Навальный — вор. Не те ли, кто за крепкую вертикаль власти? Не они ли, кто за отмену выборов губернаторов, кто против усыновления сирот иностранцами, кто не возмущается виллами Пехтина, кто верит в сакральность власти и в доброго царя? Это он и есть что ли, русский народ? Что это за фигня? Так не бывает. Мы же не Азия, мы часть Европы. У нас так не должно быть! Это пережиток прошлого. Это следствие геноцида русских, когда самых честных и умных вешали и жгли, и оставляли только послушных рабов. Э... погодите, а мы-то с нашими знакомыми тогда откуда тогда взялись? мы что, тоже потомки послушных рабов? Ну здрааасьте! Тут явно какой-то подвох.

Кто это — они? Кто эти страшные тетки и сумасшедшие старикашки в очереди за дарами? И как мы — тонко чувствующие и все понимающие европейцы (по складу характера) — к ним относимся? Мы их что, презираем что ли? Э, не, погодите! Мы же не такие, мы не можем презирать наш народ — мы же не коррупционеры и не воры и жулики, мы же нормальные. Да? А как нам тогда быть с этим чувством брезгливости? Как нам быть с осознанием того, что мы понимаем, что дары волхвов — это лажа, а они — нет? Как нам быть с этим противопоставлением себя и их? Это у нас что, чванство что ли? Это... презрение? Ну нет! Какой-то тут подвох. Что-то тут не правильно. Здесь явно где-то ошибка.

Их в Питере только за первые сутки 70 тысяч собралось, а нас на митинге за Навального хорошо, если тыщ десять было. Их что, больше, чем нас? Ну, это-то не удивительно, прогрессивного класса всегда должно быть меньше, чем отсталых масс. За нами правда и научный прогресс, а они — мракобесие и пережиток прошлого. Блин, их миллионы, и они пережиток. А нас хорошо, если тысяч сто. На всю страну. Которые с айфонами, кредитными фокусами (ах простите, конечно же Кашкаями и Джуками), шенгенами и зеркалками.

Что не так? Ведь не может же быть, чтобы за ними была правда? Они же за путина голосуют и антисанитарные мощи целуют. Они же геев хотят сжигать и истории своей страны не знают. Как нам им объяснить, что хорошо, а что плохо? А им это вообще-то нужно? И когда это вообще так вышло, что есть они, а есть мы. И что мы не просто очень разные, а, в основном, противоположные. Они же с нами в одни детские садики ходили, за одними партами в школе сидели, в одних институтах учились, одни и те же книжки читали, одни и те же фильмы смотрели. Как так вышло, что мы по разные стороны? И если они — это русский народ, то мы тогда кто? И что вообще с этим делать? Или все так и должно быть? Не понятно. Ерунда какая-то».

Источник: блог Дениса Лебедева на сайте «Делового Петербурга»

P.S. Как мне кажется, это философский вопрос.

Поделиться

Новости от партнёров

Комментарии Правила дискуссии

MediaMetrics

Читайте ранее:
Занимательные портреты известных политиков

Российский художник Ринат Шингареев живёт в Лондоне. Несмотря на это его творчество отмечено патриотизмом. Сильные лидеры мира сего изображены с симпатией,...

Закрыть