Дмитрий Беляев
03.06.2013 Дети, Семья

Бракованные «семьи» из трёх и более родителей

Многодетная мама и просто прекрасная женщина, Ирина Волынец рассказывает о том, к чему уже привела ювенальная юстиция в Штатах и в Европе, а также о том, к чему она может привести в России, и почему мы не должны допустить её укоренения на наших просторах.


В США И ЕВРОПЕ СТОИТ ВОПРОС О ПОЛНОЙ ЛЕГАЛИЗАЦИИ УЖЕ НЕ ТОЛЬКО ОДНОПОЛЫХ, А ЦЕЛЫХ ТРИДЦАТИ(!) ВИДОВ БРАКА МЕЖДУ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ВСЕХ ЭТИХ НОВЫХ «ПОЛОВ»

В России введены с начала мая некоторые нормы ювенальной юстиции. Теперь все(!) семьи на вполне законных основаниях считаются подозрительными и, в связи с этим, требуют обязательного надзора со стороны чиновников опеки. Причем на такую тотальную слежку за родителями найдены деньги, и немалые. Об этом в материале, написанном специально для «БИЗНЕС Online», рассказывает бизнес-леди и многодетная мама Ирина Волынец.

ДЛЯ ЧЕГО ДИСКРЕДИТИРУЮТ ИНСТИТУТ СЕМЬИ

«Ювенальная юстиция разрушает основной закон общественной жизни, закон дисциплины и подчинённости в обществе. Если вы солдату дадите те же права, что и генералу, — всё, армия закончилась. Если вы дадите любому гражданину права президента, — всё, государства нет. Если вы дадите ребёнку не только те права, что и родителям, даже большие права — а ювенальная юстиция как раз об этом и говорит, — что будет? Нарушается основной закон социальной жизни».

Алексей Осипов,

профессор Московской духовной академии

«Может, Дьявол, — представитель ювенальной юстиции, отобравший нас у Бога…»

Виталий Власенко,

гражданин России

В современном мире вступила в свои права новая ювенальная реальность. Широким шагом шагает она уже и по русской земле. Казалось бы, ещё совсем недавно и западные страны были странами с традиционной семьей и семейными ценностями. Когда наступил перелом, и почему так быстро? Почему многим нашим согражданам абсолютно всё равно, и они, словно слепые котята, не замечают, с какой угрожающей скоростью надвигается этот крестовый поход теперь уже и по наши души?

В последнее время гражданам нашей страны посредством СМИ (вот почему я уделяю столько внимания вопросу об общественном контроле за информационном пространством) настойчиво навязывался стереотип, суть которого в том, что семья представляет угрозу и, более того, является основным источником насилия по отношению к детям. Мы понимаем, что так называемые правозащитники на самом деле не интересуются судьбой детей, а отрабатывают определенный, всем нам известный заказ.

Дискредитируя институт семьи, этой основной ячейки общества, «правозащитники» разного толка наряду с некоторыми государственными мужами активно проталкивают ювенальные технологии, которые нам «любезно» предлагают западные страны.

z_f09616f3_.jpg

ОТКУДА ВЕТЕР ДУЕТ

У них на Западе все начиналось, как и у нас сейчас, под флагом «борьбы за права детей», в ходе которой чиновники постепенно «забыли», что существуют и права родителей. То же самое происходит в Москве прямо сейчас. В Европе уже узаконены семь гендеров. На вид это те же мужчины и женщины, но в социальном плане они уже совсем другие особи. Борьба меньшинств (а если мы будем смотреть в корень этого вопроса, то поймем, что правильнее говорить — под видом борьбы меньшинств) за равноправие пришли к тому, что меньшинства не только «добились» этого равноправия, но и в ряде случаев полностью подавили настоящих мужчин и женщин. Последних, к слову, в Европе уже даже перестали называть натуралами, так как это, видите ли, оскорбляет меньшинства, теперь они обозначаются новым модным словечком «стрейт» (straight). Интересно, что у английского прилагательного straight два разных значения: узкий и строгий. Но в данном контексте, как ни странно, подходят, на мой взгляд, оба. Когда мы слышим про однополые браки, то обычно представляем себе двух геев или двух лесбиянок. Но всё уже гораздо хуже и страшнее! Итак, считаем: мужчины, женщины, геи, лесбиянки, бисексуалы, затем трансвеститы и транссексуалы. Они все уже добились, как было замечено ранее, права вступать в брак, и венчаться в местных церквях. Коллапс!

Сейчас в США и Европе стоит вопрос о полной легализации уже не только однополых, а целых тридцати(!) видов брака между представителями всех этих новых «полов». Нормально-ориентированные мужчины и женщины потихонечку вытесняются как нечто отжившее, чуть ли не первобытнообщинное.

Следующий шаг к вымиранию этноса — это право усыновлять детей такими уродливыми «семьями» (лично мне не представляется возможным писать это святое слово без кавычек в данном контексте). И эта высота уже взята, а теперь обсуждается следующая ступень — право таких родителей по прошествии времени жениться(!) на своих приёмных детях, воспитанных ими в своих гомо-традициях. В Норвегии уже широко обсуждается эта проблематика. Также там весьма распространены обсуждения временного обмена детьми (уму непостижимо!) между такими же «продвинутыми» семьями для сексуальной эксплуатации. Причем менять могут и своих детей, и приёмных. Северная Европа – она, как повелось, впереди планеты всей, и поэтому вскоре ждите таких энтузиастов «новой семьи» и у нас.

Соответственно, вполне предсказуема и будущая позиция российской ювенальной системы относительно прав и обязанностей родителей в традиционных семьях и их влияния на становление детей как личностей и, конечно же, её отношение к сексуальной ориентации детей. Мы не должны забывать о том, к чему стремятся ювенальщики всей планеты, а это, как уже почти все знают, ликвидация семьи как таковой. Не только традиционной, как союза мужчины и женщины, а семьи вообще. Насколько они уже близки к этой цели?

Вслед за Скандинавией уже и Франция находится в процессе легализации однополых браков. При этом дети, отобранные из традиционных семей, будут, если и там всё же утвердят (как к этому, собственно, и идет) эту инициативу, массово передаваться на воспитание в такие гомо-семьи. Уже сегодня делается многое для того, чтобы переориентировать детей из традиционных мальчиков и девочек в нетрадиционных. Например, в Швеции есть несколько детских домов, где ребёнка уже нельзя называть «он» или «она», их называют в среднем роде, а куклы, в которые играют эти ребятишки, лишены признаков мужественности и женственности, и все делается под эгидой благих намерений «полноценного» гомо-воспитания. Запрещено использовать слова «Мать» и «Отец», а в документах лишь обозначения «Родитель N1», и «Родитель N2». И это, как настойчиво подсказывает логика, ещё не финиш.

ЕСЛИ БЫ БЫЛА ЖИВА АСТРИД ЛИНГДРЕН…

Трудно поверить, что всё это происходит не в фантастическом фильме ужасов, порожденном болезненной фантазией безумца, в котором, чем дальше, тем страшнее, а на родине величайшей детской писательницы Астрид Линдгрен, на замечательных, добрых и светлых сказках которой выросло не одно поколение счастливых детей во всем мире. Хорошо, что она не дожила до наших дней и не видит, что теперь творится с детьми на её родной земле. И некому им помочь, против ювенального зла был бы бессилен даже добряк Карлсон, и веселая и находчивая Пеппи Длинный Чулок, которая наверняка впала бы в уныние. Если всего лишь на мгновение включить воображение и перенести повествование Лингдрен в сегодняшнюю ювенальную реальность, то будет резонно со стопроцентной вероятностью предположить, что за ненадлежащее обращение с детьми родительских прав лишили бы родителей обоих наших любимых героев, причем детей этих изъяли бы по целому списку нарушений.

Судите сами: ребенок вследствие родительского недосмотра летал верхом (над городом!) в тайне от всех на весьма сомнительном субъекте с пропеллером, который вряд ли проходил регулярный техосмотр. Кроме того, Малыш, в нарушение всех ювенальных норм, неоднократно, без сопровождения родителей либо иных законных опекунов, заходил в дом к Карлсону, к этому совершенно постороннему для него мужчине странного вида и неопределенного рода деятельности, воровал для него банками варенье и пачками печенье, бегал с ним, рискуя жизнью, по крышам. Злые родители долго не разрешали ребенку завести собаку (немыслимая жестокость), а также заставляли есть, когда он от огорчения терял аппетит, и пить горькие лекарства, когда он болел, потому что они опять-таки уделяли недостаточно внимания его здоровью и профилактике простудных заболеваний. В довершение всего они наняли психически больную няню, даже не удосужившись потребовать у неё справку из психиатрического диспансера. Не родители, а звери!

Что уж там говорить о другом легкомысленном горе-отце, который вообще, видимо, по горящим путевкам, из соображений экономии, уезжал в полугодовые туристические поездки, оставляя свою дочь, между прочим, девочку пубертатного возраста, совершенно одну в неохраняемом большом доме, расположенном в небезопасном частном секторе, вынужденную беспризорничать, побираться, одеваться, как попало, и перебиваться, чем бог пошлет, нарушать все нормы режима, питания, гигиены и т.п. и т.д.

В общем, Малыш и Пеппи Длинный Чулок были бы однозначно помещены в приют, потом Малыша отдали бы на усыновление в семью бисексуала и гомосексуалиста, а за право воспитывать Пеппи Длинный Чулок с её богатым воображением и страстью к переодеваниям разодрались бы в клочья несколько семей трансвеститов…

Всё это было бы смешно, если бы, конечно, не было так грустно. Сказки нашего безоблачного детства, к сожалению, остались в прошлом. А что будет с нашими детьми? Это зависит от каждого из нас. Но только в том случае, если мы не будем бездействовать. На сегодняшний момент в сознании у российского общества существуют два подхода к защите детей. Это либеральный, который практикуется в Европе, где ребенка изымают, если его воспитание не соответствует неким (порой весьма сомнительным) нормам. Причем это не какая-то местечковая самодеятельность, а четкая, консолидированная позиция Совета Европы. И есть наш, российский опыт, традиции, идущие корнями из глубины веков. Это уважение к старшим, непререкаемый авторитет взрослых и в то же время чуткое, внимательное отношение к детям, к их чувствам, развитию, комфорту. «Всё лучшее – детям!» или «Дети – наше будущее» — вот наиболее распространенные семейные лозунги советской эпохи. На примере Советского Союза ХХ века отчетливо видно, что, когда традиционная семья находится под государственной защитой и ей оказываются должная поддержка и помощь, в том числе и материальная, эта семья становится основой великой, мощной державы.

СТРАШНАЯ ПРАВДА О ПРОФИЛАКТИЧЕСКИХ САНКЦИЯХ ЮВЕНАЛКИ

Западная система — это система разрушения нравственных ценностей, пропагандирующая вседозволенность. Чем особенно страшна ювенальная зараза? Своей неопределенностью, неясностью, размытостью формулировок. Что понимается под «фактом семейного неблагополучия»? Отсутствие в доме вредной, по мнению родителей, но так желаемой детьми еды типа чипсов и колы? Или, может быть, запрет на бесконтрольное пользование Интернетом, отказ родителей купить ребенку последнюю модель сотового телефона? Кто даст определение, что же это такое – «нормальное воспитание и развитие»? Кто будет определять норму? А если нормой будет объявлено половое воспитание со всеми его «прелестями» вроде гендерного равенства, пропаганды гомосексуализма и гомосексуальных браков, школьными уроками по использованию презерватива и мастурбации, как это уже заведено в Европе? Или если будет принято решение, что «в норме» ребёнок должен делать всё, что ему заблагорассудится, даже если это будет в ущерб нормальному развитию?.. Достаточно одного сигнала (или даже упоминания о таковом без каких-либо доказательств) – и вот уже социальный патронат у вас на пороге.

Теперь уже и в Москве ювенальные инспекторы рыщут, пытаясь определить семьи, которым будет навязан социальный патронат. Как именно эти специалисты будут выявлять семьи, которые нуждаются в социальном патронате, в российском ювенальном положении не сказано. Будет ли это поквартирный обход, или специалисты будут руководствоваться сообщениями из учебных учреждений, или заявлениями от соседей – неизвестно. Так что, как бы ни хотелось верить в иное, не исключено, что так называемые «профилактические меры» могут коснуться каждой семьи без исключения – слишком уж много неизвестных в этом ювенальном уравнении. В уравнении, которое уравнивает всех нас перед страшным ювенальным оскалом.

Совершенно очевидно, что государство должно обеспечить любому ребенку право на жизнь, здоровье, образование, и если неадекватный родитель представляет угрозу для ребенка, он может быть лишен своих прав. Но у нас ещё с советских времен работает эта система, существует институт органов опеки и попечительства. Было бы неверно спорить с утверждением, что иногда эта система дает сбой, как и любая другая система любого государства. При этом некоторые наши «особо продвинутые» граждан уже, скорее по инерции, ещё со времен перестройки, свято верят, что всё заграничное по определению лучше нашего, отечественного. Эти люди наивно, и, конечно, искренне полагают, что «вот ювеналка придет, она-де порядок у нас и наведет, и не останется родителей-алкоголиков, наркоманов и прочих асоциальных элементов, а вот уж их, благополучных, таких умных и образованных, конечно же, и пальцем никто не посмеет тронуть …» Что сказать на это?

Может быть, ответить вопросом на вопрос, поинтересовавшись их мнением на предмет того, что же именно заставит новую систему, теперь уже ювенальную, работать идеально? В ней, если задуматься, скорее всего, будет больше злоупотреблений и коррупции, потому что сама эта система раз как специально и «заточена» под коррумпированность, наделяя своих инспекторов поистине безграничными полномочиями, которые они приобретают вследствие отсутствия конкретики формулировок основных понятий и, соответственно, неопределенности в толковании её норм.

КАК НАЖИВАЮТСЯ НА ИЗЪЯТЫХ ИЗ СЕМЕЙ ДЕТЯХ

У ювенальных чиновников, у этих новых распорядителей детских (и родительских) судеб, как у менеджеров по продажам в классической коммерческой структуре, всегда прописан план(!) по изъятию детей от родителей. И оплата труда, конечно, зависит от его выполнения.

Именно это уже давно происходит в Европе, дети там для государства – некий товар, который может приносить доход, от перемещения детей все обогащаются, так же, как от логистики товаров. При этом считается, что все родители заведомо опасны по определению, и за всеми надо приглядывать. То есть действует презумпция виновности родителя. Ищется (и, конечно же, находится) малейший повод, чтобы отнять ребенка, — причем бремя доказывания своей невиновности лежит на родителях (согласно всё той же узаконенной презумпции виновности родителей).

И, наконец-то (а то кое-кто уже совсем заждался), благодаря проклятой тысячами несчастных матерей всего мира ювенальщине, этот кое-кто может добраться уже и до благополучных семей, в том числе и у нас в России. Так, с первого мая в Москве все(!) семьи на вполне законных основаниях считаются подозрительными и поэтому требующими обязательного надзора со стороны чиновников опеки. Причем на эту тотальную слежку за родителями найдены деньги, и немалые.

Введено понятие «социальные сироты» — это дети, имеющие родителей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Причем, как уже было замечено ранее, нет четких стандартов, когда семья перестает быть благополучной, и становится неблагополучной. А если нет стандартов, значит, решать своевольно судьбу вашей семьи будет ювенальный чиновник. И он может просто так, как говорится, на всякий случай, изъять ребёнка из семьи. И пусть потом родители хоть всю оставшуюся жизнь доказывают свое право воспитывать собственных детей. Это все уже у нас, здесь, в центре России.

Надо также понимать, что многие наши семьи, опасаясь получить от окружающих позорное клеймо «неблагополучная семья», предпочтут молчать об этой страшной беде и не станут (согласно нашим традициям) выносить сор избы, привлекая общественность к решению этого вопроса. А делать это необходимо, и желательно безотлагательно! Ребёнок изымается на 90 дней, а за это время органы опеки собирают компромат на вас. Используют всё – и слухи, и доносы, и навязанные «показания», в том числе и допросы малолетних(!) детей.

У Анастасии Завгородней, русской матери, проживающей в Финляндии, ювенальные соцслужбы Финляндии без суда и следствия забрали четверых детей, в том числе грудного младенца. Поводом для изъятия детей у родной матери якобы стал рассказ старшей девочки в школе о том, что папа шлепнул ее по попе. Непроверенное заявление об одном шлепке – и жизнь большой семьи пущена под откос. Сегодня все дети Анастасии Завгородней переданы в разные приемные семьи, а сама мать лишена права видеться со своими малышами! И такие семьи в Европе исчисляются тысячами.

МЫ НЕ МОЖЕМ, НЕ ХОТИМ И НЕ ДОЛЖНЫ КОПИРОВАТЬ ЗАПАДНУЮ СИСТЕМУ

Пример матерей, пострадавших от ювенального произвола, позволяет нам ставить вопрос о целесообразности внедрения в России ювенальных технологий, которые сегодня активно продвигаются в Государственной думе РФ. Мы понимаем, что слепое подражание Западу в вопросах охраны семьи, материнства и детства может нанести сокрушительный удар по основному социальному институту любой суверенной страны – семье.

Конечно, большую роль играет менталитет. В Европе иные внутрисемейные отношения. Там почти никто, в отличие от большинства наших семей, не живет ради детей. Сыну исполнилось 18? Будь добр, содержи себя теперь сам! Люди пенсионного возраста ходят в клубы по интересам, много путешествуют. Мы же — совсем другие. У нас принято помогать детям с институтом, с покупкой жилья, бабушки сидят с внуками, давая возможность детям работать, учиться. И нам эту особенность нашу, в том числе и православную традицию взаимопомощи, надо укреплять. Все народы нашей страны объединены главной основой — Семьей. Мы не можем, не хотим и не должны копировать западную систему, в которой даже из-за каких-то временных проблем, например, из-за болезни, можно потерять детей. У нас иной способ решения сложных жизненных ситуаций. У нас другая мораль.

Тем не менее, социальный патронат работает в некоторых районах Москвы уже около двух лет. И далеко не все об этом знают. А потом власти, не советуясь с родителями, решили, что с первого мая эта система будет действовать и в остальных районах столицы. На примере предыдущего российского опыта ювенальщики, как они сами считают, не полностью справляются с задачей, потому что многие люди просто перестали открывать им двери.

Теперь под красивым флагом «раннего выявления социального сиротства» планируется за счет городского бюджета нанять сторонние некоммерческие организации (НКО), которые будут, как шпионы, следить за нами, и «знать о каждой семье всё», как говорят руководители минсоцзащиты. Причем эти наемные структуры уже обнаружили в Москве 360 тысяч(!) детей в потенциально неблагополучном состоянии. Это уже каждый четвертый ребенок. А если им добавить ещё и премии, то они и каждого второго малыша легко запишут в «неблагополучные».

Мы, родители, хотим диалога с властями. Мы против того, чтобы сомнительные западные модели вводились у нас директивно, лишь решением чиновников. Все проекты, которые касаются каждой семьи, должны обсуждаться публично, должны быть подробным образом разъяснены на всех уровнях! Далее необходимо широкое общественное обсуждение всех этих вопросов с обязательным участием родителей. Создать родительские советы на местах, которые будут давать оценку всем новым проектам, касающимся семьи. И, главное, до результатов этого обсуждения следует приостановить ювенальное нашествие на нашу Родину, прикрывающееся благовидной вывеской «заботы о детях».

В противном случае модель, которую сейчас ввели в Москве, непременно распространится и на всю Россию. И наконец, нельзя забывать о её коррупционной и криминальной составляющих. В настоящий момент на наших глазах через узаконивание ювенального вторжения создаются новые возможности, способы торговли детьми взамен недавно почившего в бозе бизнеса по усыновлению детей за границу.

Силами общественных структур необходимо внимательно проверить на наличие среди следящих за нашими семьями НКО, этих наемных некоммерческих организаций, иностранных агентов. Собрать данные об их учредителях, которые, помимо щедрых иностранных инвестиций в разрушение России, вскоре начнут получать огромные деньги уже и из городского бюджета? Не те ли это чиновники, которые наиболее активно лоббируют эту страшную реформу?

Ирина Волынец

P.S. На данный момент я работаю над личным блогом Ирины, так что ожидайте его появление уже на следующей неделе.

Поделиться

Новости от партнёров

MediaMetrics

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
spbhc
20 лет Петербургскому Историческому Клубу

На этой неделе Петербургскому Историческому Клубу исполнилось 20 лет. Последние 12 лет председателем клуба является доктор философских и кандидат исторических...

Закрыть