Дмитрий Беляев
08.05.2013 Информационная война, История, Личности, Россия

Завоевать Россию можно, лишь стерев память народа

Историю нужно знать. Историю просто необходимо знать по причине того, что это единственная возможность извлекать уроки из прошлого для того, чтобы правильно поступать в будущем. Что значит — поступать правильно? Это значит не совершать тех ошибок, которые зачастую приводят к трагическим последствия для последующих поколений. Кем бы вы ни были, важно всегда помнить, что от ваших решений в жизни почти всегда зависят другие люди. Для принятия верных решений, важно отметить, просто необходим широкий кругозор. И получть его, бесспорно, можно, только изучая историю.

Но на пути интересующегося историей своей Родины сегодня есть множество подводных камней. Различные «благодетели» нашей страны (типа того же Сороса или финансируемых западом НКО) навыпускали учебников по истории, в которых битве под Сталинградом посвящены скудные абзацы, зато высадке «союзников» в Нормандии — целые главы.

Для чего это делается? Потому что история показала, что уничтожить Россию можно только, стерев историческую аутентичность её народа. Сегодня мы можем наблюдать опасные саженцы этого квазиисторического посева — выросло целое поколение так называмых «хипстеров», которым глубоко безразлична история собственной страны, зато куда как важнее поскорее уехать жить за рубеж.

За сутки до празднования Дня Победы хочу обратить ваше внимание на тематическое интервью, данное в 2008 году «Комсомольской Правде» Натальей Алексеевной Нарочницкой.

«— Наталия Алексеевна, какую победу вы имели в виду, озаглавливая книгу?

— В узком смысле — Победу в Великой Отечественной войне. Ведь из страны-победительницы мы как-то вдруг за последние полтора десятка лет стали страной-монстром. И скоро окажется, что это мы напали на Германию. На Западе тиражируется мнение, что СССР был таким же преступным государством, как гитлеровский рейх...

— Но зачем и кому понадобилось чернить нас?

— На Западе очень хотели бы подменить нашу Победу в войне своей победой в «холодной войне». Для этого им нужно поставить под сомнение все, чего мы достигли в XX веке...

Второе: именно Запад совершил грехопадение нацизмом — языческой доктриной природной неравнородности людей и наций. Сегодня им нужно так извратить смысл нашей войны и нашей Победы, чтобы, не реабилитируя нацизм, избавить Запад от вины за него. Заметьте, с Запада к нам в нашу страну усиленно внедряется тезис о тождестве коммунизма и нацизма, что привело бы в шок всех западных же политологов еще 20—30 лет назад. Эти доктрины всегда считались и в науке, и в политике полными антиподами. Сегодня на Западе и, увы, в некоторых ультралиберальных кругах нашего общества уже открыто говорят, что Россия — родина еще худшего монстра — «сталинского СССР», фашизм, мол, был ответом... Все это не выдерживает никакой критики и сопоставления как теорий марксизма и нацизма, так и фактов. Такое сопоставление с философским анализом доктрин, историческим анализом фактов внешней политики держав я и сделала в своей книге на документах. Она и вызвала большой переполох.

— Кстати, вас уже обвиняли в приверженности сталинизму?

— Пока меня обвинили в национализме, который заключается в защите «сталинского наследия» — так теперь они именуют договоры в Ялте и Потсдаме, подписанные главами СССР, Великобритании и США. Договоры, без которых не было бы их «демократии»...

Я прекрасно понимала, что мой ответ документированной книгой на глумление над нашей Победой сделает меня мишенью критики. Но сталинисткой никогда не была. Мой дядя сгинул в 1937 году, и отец двадцать лет был братом «врага народа». Точно уж я предпочла бы нашу историю без Лениных и Сталиных. Однако я и в книге, и в полемике задаю своим западным оппонентам очень для них неудобный, «неполиткорректный» вопрос: почему они Сталина пытаются превратить в демона всех времен и народов, но никогда не делали таковым Кромвеля, залившего кровью Англию, или своего Робеспьера, например, — родоначальника термина «революционный террор»? Ведь по количеству крови на душу населения никто не превзошел французских революционеров.

— А они что?

Смущаются и немедленно пытаются повернуть дискуссию в другую плоскость... Ведь ни в одной рецензии не было полемики ни по одному факту или документу, которые я в изобилии привела в книге, показывая тайные переговоры западных демократий с Гитлером, демонстрируя буквальное повторение одной и той же политики Запада в отношении дореволюционной России в годы Первой мировой войны, в отношении коммунистического СССР перед Второй мировой войной и против демократической России в 90-е годы! Обрушиваются исключительно на мировоззрение: «Как она смела считать, что у «преступного» государства могло быть что-либо правильное и праведное!!!»

— Неужели верите, что можно кого-то переубедить?

Я не наивна. Однако разворошить их осиное гнездо лицемерия получается!

— Ну хорошо, Запад пытается украсть эту нашу Победу, всячески принижая роль СССР в той войне. Но нам-то какая разница, что они там говорят? Байка про медведей, разгуливающих по Красной площади, тоже ходит, и ничего, живем...

О, не так все просто...Ведь сегодняшняя Россия является правопреемником всех подписей СССР под всеми важнейшими договорами и решениями XX века, которые их не устраивают. Далее: они стремятся внедрить мысль о нашей моральной и политической ничтожности в XX веке в наше же сознание. Великая Отечественная война для нас — опорный пункт национального самосознания. Потеряв эту опору, предав ее, мы автоматически становимся деградирующей нацией, у которой нет объединяющих подлинных исторических переживаний, ничего положительного в истории. Разрушая историю Великой Победы, кое-кто добивается, чтобы у нас в сознании не осталось ничего, чем мы могли бы гордиться и на чем воспитывать поколения. Разрушение национального исторического сознания нации лишает ее ориентиров, понимания, откуда мы и куда идем. Нигилизм, самоотрицание, распад, апатия, атомизация — о каком будущем можно говорить тогда! Если человеку постоянно внушать, что его родители негодяи, а сам он неудачник и ничтожество, то человек и руки на себя наложить может. А у такого народа происходит распад национально-государственной воли к продолжению себя в мировой истории, и он становится материалом для чужой истории, для чужой экономики, для чужой безопасности.

То есть промывка мозгов одной только Великой Отечественной не ограничивается?

— Если кратко о сегодняшней сути, то международные отношения ведущих держав вокруг России имеют главную истинную цель — интернационализировать наши ресурсы и оттеснить Россию от Балтики и Черного моря. Все это было и во время Первой мировой войны, и в ходе Гражданской, и Второй мировой, и в 90-х годах, когда мы сами расчленили собственное государство и на время отреклись от всех основ своей внешней политики, объявив,что нами теперь двигают «общечеловеческие ценности». Нас стали шаг за шагом от
теснять от морей. А ведь без выходов к морям невозможно быть державой, стратегически независимой от давления из вне. Именно они сделали когда-то Россию сильной страной,
без которой в Европе ни одна пушка не стреляла.

Политика эта не нова. В течение веков, пока Россия осваивала Север, это не вызывало пристального интереса со стороны Европы. Но как только Россия вышла к Черному морю и Кавказу, этот регион немедленно стал объектом самого пристального внимания тогдашней владычицы морей — Британии. Хотя ни один фунт английских товаров не проходил через черноморские проливы. В первой четверти XIX века в договорах Британии с Персией Лондон даже включал статьи, обязывающие Иран продолжать войну с Россией! А всего через несколько лет после того, как Грибоедов, который был не только автором знаменитого «Горя от ума», но и искуснейшим дипломатом, утвердил влияние России в Иране, англичане начали вооружать кавказских горцев против России. После первого дипломатического скандала английское посольство даже принесло извинения, но потом уже без стеснения открыто поддерживало отряды Шамиля-Цель? В Лондоне, не стесняясь, говорили в ходе Кавказской войны середины XIX века, что граница России должна проходить севернее Терека и Кубани.

— Кстати, о Кавказе...

А его роль в западной стратегии оттеснения России от черноморско-кавказского региона не меняется. Лорд Вальфур в 1918 году, когда Антанта оккупировала дорогу от Баку до Батуми, изрек: «Единственное, что меня интересует на Кавказе: кто контролирует железную дорогу, по которой везут нефть. А аборигены пусть разорвут друг друга на куски». Кстати, эту фразу воспроизвела газета «Гардиан» во время бесланской трагедии. Это была одна из немногих честных статей, где автор стыдил западных политиков за то, что они убийц детей называют «повстанцами» и «борцами с режимом» и что у Запада есть своя заинтересованность в дестабилизации обстановки на Кавказе. С этим автором мы впоследствии подружились, и он сейчас сотрудничает с нашим Институтом демократии и сотрудничества в Париже.

Наталия Алексеевна, недавняя операция по принуждению к миру тоже наша победа? Судя по всему, кое-кому её тоже хотелось у нас отнять. Зачем?

— Конечно, победа! Впервые за 15 лет Россия поступила так, как велели ей ее совесть, честь, национальное достоинство, исторические обязательства и собственные интересы. И все это — без оглядки на Запад! Россия показала, что мнение о ней собственного народа выше, чем похлопывание по плечу Буша. Ясно ведь, что весь сыр-бор в западной прессе по поводу грузино-осетинского конфликта вовсе не из-за — Грузии, а из-за новой силы и проявления воли России! Ну и, конечно, крах надежд на создание плацдарма против нас в нашем южном подбрюшье. Бьюсь об заклад: находись Грузия где-то в районе Ленской губы, никто на Западе так бы не переживал о ней. Но именно антироссийская грузинская политика очень необходима Западу. Особенно, как все уже заметили, Штатам и Британии, и именно в таком важнейшем регионе, как Черное море, — оно не утратило своего значения за три века! Более того — сегодня это военно-морские подступы к региону мировых ресурсов. Грузия Саакашвили должна была выполнить роль тарана для вытеснения России как главного военного игрока из Черного моря. Вход американского флота в Черное море — это же мечта лорда Пальмерстона времен Крымской войны и лорда Бальфура времен Гражданской! Но для нас потерять эту позицию означает поставить крест на своем. Не говоря уже о том, что все российские народы, которые, как осетины и абхазы, осознанно добровольно соединили свою судьбу с русскими, вообще бы перестали уважать Россию и надеяться на нее. Недоброжелатели только того и ждали: нам бы устроили быстро десять новых Бесланов, подожгли бы весь Кавказ, оттесняя нас на северо-восток Евразии.

Можно ли провести параллели с попыткой украсть Победу в Великой Отечественной с тем, что творилось в западной прессе после грузино-осетинского конфликта?

— Пресса на Западе ангажирована не менее, чем наша советские времена. Во Франции она очень русофобская, некоторые каналы ТВ все же держатся объективнее. Я у них дважды выступала в полемике, и мне давали высказаться.

— И даже по кавказской теме?

— Недавно участвовала в дискуссионном клубе на канале «Франс-3». Отлично получилось: пять участников и публика. Французский депутат, журналист, известнейший профессор-демограф Эммануэль Тодд, кстати, написавший очень прозорливую книжку, где предсказал крах американской бумажной финансовой системы — гигантской пирамиды — и крах американского доминирования. Далее я — ваша покорная слуга, и в качестве представителя грузинской позиции — интеллигент режиссер Отар Иоселиани, давно живущий в Париже. Большего вреда своей Грузии эта кинематографическая знаменитость не мог принести. Он начал с того, что «таких наций, как осетины и абхазы, нет, таких языков не существует, что спустились дикари с гор на их «грузинские земли», «российское правительство — это наследники Берия и Сталина», конфликт «устроила оставленная советами подрывная гэбистская сеть с бомбами и террористическими ячейками», а русские — «так это вообще монголы, неевропейская нация, у них, мол, даже физиогномические черты это доказывают»... Позорище!

Ведущий заерзал, стал его перебивать: во Франции нет большего криминала, чем оскорбить какую-то нацию. Эммануэль Тодд бурно возмущался: «Так может говорить о других только неевропейская нация!» Я проворковала, что вот, мол, мой уважаемый оппонент выбрал такую логику, в которой и вашу Французскую революцию, наверное, сделали британские шпионы, чтобы уничтожить соперницу, русскую революцию — немецкие шпионы. Объяснила публике, откуда ведется конфликт, как Грузия выходила из СССР, как нарушила закон, лишив автономии права на отдельный референдум, как те не подчинились насилию, как Грузия никогда не контролировала эти территории, потому-то у осетин и абхазов никогда и не было грузинских паспортов, а оставались лишь истекшие советские. В заключение, нежно улыбаясь, сказала, что самым желательным для России всегда была бы большая сильная и дружественная Грузия, но сами видите, какое отношение...

Украина и Грузия в декабре снова попытаются стать субчленами НАТО. Не получится ли так, что теперь каждый раз в дело будет вмешиваться их «старший брат»?

— Не думаю, что Вашингтону так легко удастся убедить европейских членов НАТО принять Грузию в НАТО и взять на себя тем самым обязательство воевать вместе с Грузией
во всех ее авантюрах, С Россией ссориться Европа не очень хочет — это уже ясно. Вот Меркель, например, Уж какая «атлантистка» была при занятии поста канцлера ФРГ! А теперь
уже иначе говорит. Тем более когда США явно надорвались. Ведь финансовый кризис — это на самом деле государственная катастрофа, крах престижа. Это рубеж, после которого
уже начинается «постамериканская эра» — об этом уже пестрят заголовки серьезных изданий. Надо при этом понимать, что потенциал США еще очень велик, его еще надолго хватит...

Как вы думаете: как изменится мир после конфликта на Кавказе? Мир откажется от Грузии? И как нам вести себя, чтобы снова не получить обвинения в агрессии?

— Мир уже изменился. Однополярный мир не состоялся, он потерпел крах. Будет выстраиваться многоцентричность, и нам надо самим определить свою стратегию. Надо немедленно развивать Восточную Сибирь, искать там нефть, но строить там не только трубопроводы в другие страны, а полноценную переработку и нефтехимию. Политически не надо перегружать свой корабль одновременными резкими движениями сразу на всех направлениях. Наш корабль пошел по трудному фарватеру, но он идет и управляется ненадежно. А что касается обвинений в агрессии, то напомню слова Ивана Аксакова: «Если поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая-либо западная держава готовит бессовестнейший захват чьей-либо чужой земли».

— На какие наши победы, как вы думаете, будут покушаться в ближайшее время?

— Если сами не будем глумиться над своей историей, то и другие не посмеют. В ноябре будет 90-летие окончании Первой мировой войны, а у нас война 1914 года по-прежнему считается империалистической. А ведь нам угрожала потеря итогов двухсотлетней истории. И кайзеровская Германия нам объявила войну, а не мы ей! Кстати: карта планов кайзеровской Германии 1911 года как две капли воды похожа на карту расширения НАТО!

А у нас даже памятника героям Первой мировой войны нет! Так что поем «Прощание славянки»! И непременно всем нашим 142-миллионноголосым хором!»

Поделиться

Новости от партнёров

MediaMetrics

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Как очерняют нашу историю

Накануне Дня Победы считаю необходимым снова обратить ваше внимание на то, какие книги воцарились на прилавках зарубежных магазинов. Что мы...

Закрыть