Дмитрий Беляев
09.02.2014 Здоровое общество, Здоровье , ,

Обвиняемый — страх. Часть 4

Продолжаю еженедельную воскресную публикацию интересных материалов по здоровью, написанных Виталием Александровичем Копыловым. Для тех, что не читал предыдущие части, напомню, возглавляемая доктором Копыловым вот уже 27 лет Лаборатория была создана на исходе СССР по апробации метода лечения председателями КГБ В.М.Чебриковым и Совета Министров СССР Н.И.Рыжковым. Понятно, что как только Союз разрушили всем стало в неудел заниматься медициной, и вместо использования своих новейших методик, стали импортировать фармацевтику из-за бугра.

За это время Лаборатория пролечила более 40.000 (!!!) людей (большинство — дети с ДЦП и другими серьёзными болезнями) при помощи специального метода, который носит название ВБВ, внешнее болевое воздействие. Этот метод однажды в 70 лет вернул к жизни Фёдора Григорьевича Углова, который стал, можно сказать, крёстным отцом Лаборатории. Он проходил процедуры ВБВ до конца своих дней регулярно. Также в стенах учреждения набирались сил (метод не только лечит, но восстанавливает исходный баланс энергии в организме) такие спортсмены как боксер Николай Валуев, фигуристы Татьяна Тотьмянина, Максим Маринин и многие другие.

Я знаю Виталия Александровича уже 15 лет, так как в детстве проходил у него курс лечения. Встречал Фёдора Григорьевича Углова периодически.

Сейчас же я продолжаю следить за жизнью Лабоработии, и обращаю внимание читателей на теоретические материалы доктора Копылова. Потому что его методика реально действует во многих сложных случаях.

Снова повторюсь, что если вы не обладаете медицинским образованием, то не надо писать комментарии в духе «всё это чушь», как поступил один школьник, оставив «заумный» комментарий к позапрошлой статье.

Данный материал посвящён, в том числе, скалиозу, то есть искривлению позвоночника.

Итак, статья, автором которой является Виталий Александрович Копылов:

Обвиняемый — страх. Часть 4

Страх потери здоровья естественен для человека. Но сегодня, к сожалению, приходится наблюдать, как медицина — наука, призванная сохранять и укреплять здоровье — сама, зачастую, порождает ложные домыслы и страхи, наносящие огромный вред общественному здоровью. Именно этой проблеме посвящена работа В.А. Копылова, которая публикуется отдельными частями уже на протяжении четырех лет.

В первой части рассматривалась порочность практики агрессивной терапии антибиотиками, гормональными и противосудорожными препаратами, особенно в детском возрасте.

Во второй части раскрывалась сущность программы поголовной вакцинации населения, стратегии «планирования» семьи" и современных подходов к ведению беременных и рожениц.

В третьей части излагалось мировоззрение автора, и были представлены основные положения его «концепции напряжения» и созданного на ее основе эффективного безлекарственного метода ВБВ (внешнего болевого воздействия и напряжения), принципиально отличающегося от современной фармакологической терапии.

В представляемой ниже четвертой части работы автор говорит о страхах, связанных с возникновением деформаций позвоночника и межпозвонковых грыж. Излагается точка зрения автора на вторичность изменений в позвоночнике по отношению к патологии внутренних органов, иллюстрируемая примерами из его многолетней лечебной практики. Он доказывает, что современная медицина неверно интерпретирует данные новейших методов обследования и, совершенно неоправданно пугая пациентов риском ущемления межпозвонковых грыж с последующим повреждением спинного мозга и возникновением паралича, толкает их к опасным и непредсказуемым хирургическим вмешательствам на позвоночнике. Изложены оригинальные авторские методики диагностики и представления о природе таких распространенных патологий как гипертоническая болезнь, болезнь Меньера и головокружения. Автор говорит о несостоятельности существующих объяснений причин этих заболеваний и опасности обычно предлагаемых методов лечения. Очень интересны также подходы к лечению такой сложной патологии как аутизм, с которой В.А. Копылову на протяжении его сорокалетней лечебной практики приходилось встречаться многократно.

Президент ПАНИ Л.А. МАЙБОРОДА

доктор медицинских наук, академик ПАНИ В.В. ДАВЫДЕНКО

К реализации очередного «продолжение следует» мне удалось приступить позднее, чем хотелось как из-за большой загруженности практической работой, так и из-за давно назревшей потребности изложить наработанные мною представления о болезнях ног. Эта работа «Ноги» была опубликована в «Вестнике Петровской академии» № 27 за 2012 г. (стр. 76-85) и, очень надеюсь, поможет читателям разобраться как в самом этом актуальном вопросе, так и в далее предлагаемых мною темах.

«Страшилок» и заблуждений, которые хотелось бы обсудить, много. Заканчивая предыдущую часть работы, я предполагал следующей тему — изменения в позвоночнике.

Однако, прежде чем приступить к ней хочу еще раз коснуться очень болезненного вопроса — прививок — в связи с тем, что в начале 2012 года разразилась очередная истерия: «эпидемия кори».

Первое сообщение об этом я случайно услышал в телевизионных новостях. Позднее оно было повторно транслировано: главврач больницы, куда госпитализировали больного ребенка, рассказывал: «Мы два дня не могли поставить диагноз, потому что с корью уже давно не имели дело, да и ребенок был привит против кори».

Эта «эпидемия» кори проявила себя несколькими десятками заболевших человек. Насколько мне известно, имел место один случай летального исхода и опять же с привитым ребенком. Однако, с каким рвением взялись идеологи прививок использовать подвернувшуюся ситуацию хорошо видно из действий Роспотребнадзора в Санкт-Петербурге. Постановлением № 1 от 12.02.2012 г. «О мерах предотвращения распространения кори в Санкт-Петербурге» и № 4 от 27.03.2012 г. « О внесении изменений в „Постановление государственного санитарного врача по городу Санкт-Петербургу“ от 12.02.2012 г. № 1» в приказном порядке было объявлено поголовное отстранение непривитых детей от посещения детских садов и яслей, в полное нарушение "Федеральных законов от 30.03.1999 г № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и от 17.09.1998 г. № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» и Санитарных правил СП 3.1.2952-11 «Профилактика кори, краснухи и паротита». В этих нормативных документах имеется указание только на временный отказ в приеме (на время карантина), а не на отстранение от посещения детских дошкольных учреждений.

Чиновники Роспотребнадзора потребовали: при полном отсутствии заболеваний, без объявления карантина, отстранить от посещения детских дошкольных образовательных учреждений всех детей, не привитых против кори и не болевших корью. При этом родителям было отказано в выдаче больничных листов по уходу за ребенком, вынуждая, таким образом, делать опасную прививку от кори, краснухи и паротита, которая от кори не защищает. Ведь именно привитый от кори ребенок явился причиной вспышки заболеваний в Санкт-Петербурге.

Шумиха вокруг кори является продолжением истерии по поводу атипичной пневмонии, «птичьего» и «свиного» гриппа и пр., и пр. Результат же ее — дальнейшее увеличение числа детей-инвалидов, с чем мне постоянно приходится сталкиваться, и о чем я уже много писал.

И еще одна информация к размышлению, прежде чем приступить к основной теме. Родинки — почему они появляются, исчезают, почему с ними рождаются и нужно ли их удалять?

Ранее (во второй части этой статьи) я представлял свои соображения о родинках (к ним можно присоединить еще папилломы и бородавки): «…организм образует родинки при необходимости усилить те или иные органы и системы… …при механическом повреждении родинки ее защитная функция может быть нарушена, и задерживаемые ею отрицательные процессы могут проявиться, вплоть до развития онкологических заболеваний.»

К изложенному ранее хочу добавить информацию, недавно опубликованную в «Аргументах и фактах» № 48 от 28 ноября 2012 г. под заглавием «Чем полезны родинки?»:

«Медики из Лондонского королевского колледжа обследовали 12000 женщин-близнецов старше 18 и младше 79 лет. Те, у кого на теле можно было насчитать больше 100 родинок, имеют предрасположенность к остеопорозу на 50% реже тех, у кого число родинок не превышает 25. Обладательницы большого количества родинок также выглядели примерно на 7 лет младше своего возраста, имели меньше морщин, более развитые мышцы, более здоровые глаза и сердце по сравнению с другими участницами исследования… „Лондонский королевский колледж — очень уважаемая организация, к выводам ее специалистов нужно отнестись серьезно“, — говорит Владимир Хавинсон, директор Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии, президент Европейской ассоциации геронтологии и гериатрии, член-корреспондент РАМН».

К этому добавлю: У Фёдора Григорьевича Углова (выдающегося отечественного хирурга, академика РАМН) было очень много родинок. Как известно, он прожил 103 с половиной года, оперировал до 100 лет, был внесен в «Книгу рекордов Гиннеса» как старейший оперирующий хирург в мире.

Теперь об изменениях в позвоночнике. Эта тема актуальна, прежде всего, из-за заблуждений и мифов, существующих вокруг нее и приносящих большой вред здоровью, а также уводящих врача от правильной постановки диагноза и эффективного лечения.

Вопросы, связанные с изменениями в позвоночнике нами неоднократно рассматривались в отдельных статьях (см., например, статью Давыденко В.В. и Тихонова Г.О. «Сколиоз и другие деформации опорно-двигательного аппарата. Новый взгляд на проблему» в журнале «Традиционная медицина. Восток и Запад» № 1 за 2007 г.). Попытаюсь кратко изложить их смысл.

В последние 50 лет, благодаря достижениям науки, врачам представилась возможность увидеть то, что невозможно видеть глазами. С хлынувшим потоком новой информации медицина не справилась и во многом скатилась к механическим представлениям о причинах развития патологических процессов, к сожалению, постепенно утратив накопленный ранее опыт практикующих врачей.

Дело в том, что устанавливаемые диагнозы: сколиоз, лордоз, кифоз, остеохондроз, корешковый синдром, межпозвонковая грыжа, по сути, не являются диагнозами. Постановка диагноза — это определение причины возникновения и развития патологического процесса. Если же постановка диагноза основана на ошибочных представлениях о болезни, лечение не поможет, а скорее навредит.

Широко распространено заблуждение: от позвоночника зависит работа всех органов и организма в целом. На самом деле неправильная форма позвоночника (сколиоз, кифоз, лордоз), расположение относительно друг друга позвонков и межпозвонковых дисков определяется функциональным состоянием внутренних органов и наличием в них патологии.

Позвоночник представляет собой устройство для расположения спинного мозга и связи последнего посредством ганглиев с периферической нервной системой. Вертикальные нагрузки воспринимают мышцы, а не позвонки. Поэтому теории, объясняющие возникновение проблем со спиною, как расплату человечества за переход (а был ли он на самом деле?!) в процессе эволюции из горизонтального положения в вертикальное, не состоятельны. Функциональным остовом является не позвоночник, а мышечный каркас, тонус которого поддерживается периферической нервной системой.

У здорового человека работа внутренних органов сбалансирована между собой, они работают в едином ритме, в едином масштабе времени. Позвоночник при этом будет иметь правильную форму, без деформаций.

Снижение функций в каком-либо органе или развитие в нем патологических процессов происходит вследствие понижения энергооснащенности отдела нервной системы, обеспечивающего работу этого органа и поддерживающего тонус иннервиреумых ею мышц. Как следствие в мышечном каркасе появляется дисбаланс.

В моем представлении наш истинный «скелет» — это не позвоночник и другие кости, а нервная система. Именно она обеспечивает мышечный тонус, создавая каркас из мышц, который и несет всю нагрузку. Поэтому большинство так называемых «заболеваний» позвоночника (остеохондроз, корешковый синдром, отложение солей, межпозвонковые грыжи) таковыми не являются. Позвоночник же, образно говоря, представляет собой весы, реагирующие на нарушение баланса в мышечном каркасе изменением своей формы.

На рис. 1 представлены типичные формы сколиоза, по которым можно в первом приближении судить о возможных нарушениях в работе органов.

а б в г д е ж и

Рис. 1. Виды деформации позвоночника при сколиозе.

На рис. 1а показан правосторонний шейно-грудной сколиоз, формирующийся при возникновении проблем с сердцем. Если такой тип сколиоза достаточно выражен, мы предлагаем пациенту пройти ультразвуковое исследование сердца и, как правило, у больного обнаруживается или гипертрофия миокарда левого желудочка сердца, или пролабирование створок клапанов, или иные пороки и аномалии сердца.

Ослабление сердца предопределяет ослабление энергооснащения соответствующего ему участка нервной системы, что всегда, как следствие, ведет к ослаблению скелетных мышц, иннервируемых в этой зоне. В таком случае позвоночник смещается от больной, ослабленной стороны в здоровую , более «сильную» правую сторону. Здоровая сторона как бы «перетягивает». Так формируется сколиоз.

На рис. 1в и 1г представлены формы сколиоза, образовавшиеся в поясничном отделе позвоночника вследствие возникновения проблем в мочеполовой системе. Это либо почки, соответственно левая — при правостороннем сколиозе (рис. 1в), или правая — при левостороннем сколиозе (рис. 1г), либо (у женщин) снижение функции придатков матки, левых — при правостороннем сколиозе, правых — при левостороннем сколиозе. У мужчин такие формы сколиоза проявляются при проблемах с предстательной железой и семенниками. Если же ослабление парных органов происходит одновременно, то есть с обеих сторон, то позвоночник будет отклоняться в более «сильную» сторону.

Левостороннее искривление грудопоясничного отдела позвоночника (рис. 1д) возникает при ослаблении органов пищеварения (печени и всего пищеварительного тракта).

На рис. 1б представлен выраженный правосторонний сколиоз, формирующийся, когда ослаблена вся «левая» сторона: сердце, левое легкое, поджелудочная железа, левая почка.

На рис. 1ж показан выраженный левосторонний сколиоз, формирующийся при ослаблении всей «правой» стороны организма: печени и других органов желудочно-кишечного тракта и органов мочеполовой системы (за исключением левой почки).

Часто встречается смешанный тип сколиоза, когда, например, позвоночник в шейно-грудном отделе выгнут вправо, а в поясничном — влево (рис. 1и). Такие формы сколиоза формируются отчасти из-за слабого сердца, отчасти из-за пониженной функции органов пищеварения и мочеполовой системы. У детей так бывает, когда у матери имеет место одна патология (например, проблемы с сердцем, «левая»), а у отца — другая (например, проблемы с пищеварительной системой или мочеполовой, «правая»). В результате у ребенка патология может иметь смешанный характер.

Если же у ребенка наблюдается сильное искривление позвоночника в одну сторону (рис. 1е, 1ж), тогда наиболее вероятно, что слабая сторона у родителей одинакова и их недостатки суммировались. У детей таких родителей заболевание детским церебральным параличом (ДЦП) более вероятно. Это суждение справедливо для непривитых детей. У привитых же развитие патологических процессов непредсказуемо.

Отмечу, что при лордозе выпячивание позвоночника вперед в брюшном отделе происходит из-за снижения функций органов пищеварительной системы, в основном, двенадцатиперстной и тонкой кишки. Образование кифоза (изогнутость грудного отдела позвоночника назад, сутулость) связано с проблемами в легких и сердце.

Изложенные представления о причинах образования сколиоза и других структурных изменений в позвоночнике основаны на анализе результатов лечения за последние 30 лет нескольких десятков тысяч больных с различными заболеваниями, влияющими на состояние позвоночника. В процессе лечения наблюдаются, как правило, выраженные положительные изменения формы позвоночника, вплоть до полного исчезновения сколиоза, который считается неизлечимым. При застарелых случаях сколиоза не всегда удается нормализовать форму позвоночника. Однако, улучшение состояния здоровья происходит, практически, всегда.

В начале 1981 года я познакомился с Фёдором Григорьевичем Угловым. Увидев возможности метода внешнего болевого воздействия (ВБВ) и испытав его на себе, своих близких и знакомых, Фёдор Григорьевич задался целю добиться на правительственном уровне создания научно-исследовательской лаборатории по исследованию эффективности и совершенствованию метода ВБВ, что было крайне сложно. Внедрение в медицину иных теоретических представлений почти невозможно.

Для реализации этой цели мне пришлось пролечить тысячи больных с самыми различными патологиями, часто в очень тяжелой форме, провести ряд научных клинических апробаций метода ВБВ (в том числе в закрытой клинике КГБ под Москвой), долго работать методом в клинике Ф.Г. Углова. И всегда и во всем я ощущал большую любовь и поддержку Фёдора Григорьевича. Результатом всей этой деятельности явилось, как я уже писал ранее, распоряжение Совмина СССР за подписью его председателя Н.И. Рыжкова о создании первой и единственной тогда в стране научно-исследовательской лаборатории немедикаментозных методов лечения. А с Минздравом помог также и случай. Мне приходилось лечить людей самого различного общественного статуса, естественно, и «верхушку». Удалось очень успешно пролечить жен двух высокопоставленных сотрудников ЦК КПСС с диагнозом: грыжа Шморля, избавив их, таким образом, от операции на позвоночнике, кстати, совершенно бессмысленной. Под давлением со стороны ЦК КПСС Минздрав СССР пошел на образование нашей научной лаборатории. В процессе дискуссии, бывший тогда зам. министра здравоохранения СССР, И.Н. Денисов спросил меня, как я лечу грыжу Шморля, и я на столе пальцем изобразил форму позвоночника, как на рис. 1в, и объяснил, что в таком случае я лечу левые придатки матки, а при форме позвоночника, как на рис. 1г — правые придатки матки. Как ни странно, это вызвало у него понимание и даже одобрение. «Очевидно, таким образом, вы восстанавливаете мышечный каркас», — заметил он.

За многие годы практики мне доводилось избавлять от предстоящих операций по поводу удаления межпозвонковой грыжи в различных отделах позвоночника сотни больных, чувствовавших себя после лечения совершенно здоровыми. В таких случаях я не занимаюсь «вправлением» грыж межпозвонковых дисков, а повышаю функции ослабленных внутренних органов, избавляя тем самым людей от болей в спине.

Я считаю, что проведение операций по поводу грыж в позвоночнике бессмысленно. Это — борьба со следствиями. Такие операции не направлены на устранение причин заболевания — укрепление ослабленных органов, поэтому, в основном, и не приводят к улучшению состояния пациента, а зачастую обрекают его на инвалидность. К тому же после этих операций пациенту приходится проходить тяжелый, примерно полугодовой, реабилитационный период и, как правило, 1-2 месяца на костылях.

Больных часто запугивают, говоря, что операция необходима, поскольку происходит необратимый «естественный» процесс разрушения межпозвонковых дисков, приводящий в конечном итоге к парализации. Одна пациентка рассказывала мне, что невропатолог убеждал ее согласиться на операцию: из-за потери трудоспособности без проведения операции ей дадут инвалидность III группы, а если прооперируют, то II группы.

Иногда бывает (правда редко), что после операции длительный период состояние пациента (после реабилитации) лучше, чем до операции. Я думаю, что в таких случаях срабатывает «эффект скальпеля»: нанесенные им повреждения тела требуют от организма для восстановления больших напряжений, благодаря которым и происходит укрепление ослабленного органа.

Мне довелось избавить от операции на позвоночнике и своего сына. Алексей рос довольно спортивным, уже в восьмом классе увлекся спелеологией, участвовал в серьезных экспедициях. В институте занимался скалолазанием, горными лыжами, серфингом и другими экстремальными видами спорта. Окончив Московский геологоразведочный институт, поработал в сложных условиях в Африке и Южной Америке, руководил там геологоразведочными экспедициями. Добился успехов в этой области: по приглашению летал в Австралию с докладом.

В возрасте 30 лет увлекся популярными джазовыми танцами в стиле «линди хоп» и через несколько лет со своей партнершей и женой Марией, перешел из группы любителей в профессиональную. В 2010 году, когда ему было 37 лет, они с женой стали победителями турнира на первенство России.

В феврале 2011 года предстоял турнир на кубок России. За несколько дней до соревнований во время тренировки при энергичном подъеме партнерши у сына возникла резкая боль в спине, ограничивающая движения, и его сильно перекосило. Он не мог ни наклониться, ни выпрямиться. В машину садился с большим трудом, превозмогая сильную боль. Выраженный сколиоз по форме соответствовал показанному на рис. 1д.

Алексей сразу обратился к травматологам. Провели томографию 22.02.2011 года (рис. 2а). Заключение гласило: Протрузии межпозвонковых дисков L4-L5, L5-S1. Дегенеративно-дистрофические изменения поясничного отдела позвоночника (рис. 3а).

а б

Рис. 2. Фрагменты томограмм: а — от 22.02.2011, б — от 28.02.2011.

а б

Рис. 3. Заключения: а — от 22.02.2011, б — от 28.02.2011.

Ему предложили госпитализироваться и провести консервативное лечение, а если терапия окажется неэффективной, провести операцию.

С этими данными Алексей пришел ко мне. Я провел ему процедуру, направленную на укрепление печени, делая акцент, главным образом, в пояснично-грудном отделе позвоночника и на правой ноге по каналу печени (см. статью «Ноги» в «Вестнике Петровской академии» № 2 (27) за 2012 год). Сразу же после процедуры наступило существенное облегчение, значительно расширился диапазон движений. Довольно легко он сел в машину.

Я повторил процедуру на второй и третий день, и сын почувствовал себя практически здоровым. Оставались незначительные болевые ощущения при глубоких наклонах, и он снова приступил к тренировкам. После пятой процедуры, почувствовав себя совсем здоровым, Алексей спросил: «Ты мне позвонки поставил на место?» Я объяснил, что позвонками не занимался, а занимался печенью, которая является наиболее слабым его органом. При резкой физической нагрузке вследствие предельных напряжений определенных мышц произошло энергетическое перераспределение в организме не в пользу печени. Изменилась энергетическая матрица организма: уменьшилось энергооснащение отделов нервной системы, иннервирующих печень. Если бы всё оставалось так, то печень стала бы деградировать. Боль и воспалительные процессы возникли в организме для предотвращения этой деградации. В помощь этому я и проводил процедуры ВБВ. Если он пройдет повторное обследование, то убедится, что грыжи межпозвонковых дисков здесь не при чем.

Через шесть дней ему повторно выполнили томографию. Полученные снимки и заключение (рис. 2б, 3б) ничем не отличались от предыдущих.

Дело в том, что обследование проводят тогда, когда возникает острая ситуация. Если бы такое обследование было проведено на год или даже на десять лет ранее, то и тогда был бы поставлен этот же диагноз. Консервативное лечение, направленное, в основном, на борьбу с болью могло на время заглушить боль, переведя этот процесс в хроническое состояние за счет дальнейшей деградации печени. Оперативное лечение тоже не привело бы к повышению функции печени и ее укреплению, а с высокой степенью вероятности — к инвалидности.

Отмечу, что именно в таком ракурсе часто проводится и реабилитация спортсменов, что, конечно, не способствует достижению ими высоких результатов, а применение метода ВБВ в реабилитации спортсменов многократно показывало убедительные результаты.

Алексей и Мария соревнования на Кубок России пропустили, а вот в турнире на первенство России, проводившемся в апреле 2011 года, они снова стали первыми, и свой приз подарили мне (рис. 4).

Рис. 4. Приз за 1 место в Открытом чемпионате России.

Еще о заблуждениях.

За годы моей практики ко мне неоднократно обращались больные с диагнозом: болезнь Меньера. Нередко их состояние было очень тяжелым, с полной потерей трудоспособности и возможности самообслуживания, потерей устойчивости (вплоть до внезапных падений, приводящих к травмам), сильными головокружениями, сопровождающимися тошнотой и рвотой, шумом в ушах, потерей слуха.

Больных, страдающих такими нарушениями много, а помочь им медицина в большинстве случаев не в состоянии, поэтому справедливо считается, что болезнь Меньера не поддается лечению.

Мне удается существенно облегчить состояние таких пациентов, вплоть до полного излечения. При этом выяснилось, что среди обратившихся с подобными жалобами только около 20% пациентов страдает болезнью Меньера. У остальных были резко выраженные головокружения, возникавшие вследствие нарушения кровообращения в головном мозге. Возникновение таких головокружений не связано с работой вестибулярного аппарата. Этиология их иная — различный уровень кровоснабжения левого и правого полушарий, либо (это встречается редко) нарушение кровообращения в одном из полушарий, что приводит к изменению требуемой пропорциональности кровоснабжения задних и передних отделов мозга.

В таких случаях постановка диагноза «болезнь Меньера» ошибочна, поскольку на деле имеет место заболевание совсем иной этиологии.

Как известно, болезнь Меньера возникает из-за нарушений в функционировании вестибулярного аппарата. Вестибулярный аппарат реагирует на изменение положения и движения головы и тела в пространстве относительно гравитационного потока. Регистратором изменения положения являются колбочки во внутреннем ухе, соприкасающиеся с чувствительными волосками, расположенными на выстланном реснитчатыми клетками чувствительном эпителии внутреннего уха. Эти волоски и воспринимают параметры положения и движение колбочек.

Таким образом, вестибулярный аппарат способствует ориентации организма в вертикальной плоскости. При нарушении в его работе человек теряет устойчивость, способность к удержанию равновесия не только в положении стоя, но и сидя. Человек падает вперед или назад. Проверяется наличие болезни Меньера способностью удерживать равновесие с закрытыми глазами в положении стоя. Другими симптомами возможного развития болезни Меньера являются появление периодических сильных приступов головной боли, тошноты, шума в ушах (чаще в одном), потеря слуха.

Причинами нарушений в работе вестибулярного аппарата являются сосудистые заболевания (по моим представлениям, в основном, вследствие снижения кровоснабжения среднего уха), воспалительные заболевания среднего уха (отиты с развитием гнойных процессов и отеков), механические повреждения, нарушающие работу вестибулярного аппарата, последствия травм и инфекционные процессы.

Моим первым пациентом с болезнью Меньера был гениальный хирург Фёдор Григорьевич Углов. При нашем знакомстве в апреле 1981 года Фёдор Григорьевич спросил, могу ли я избавить его от шума в ушах (в основном, в правом). Я сказал, что такой проблемой не занимался, но всё же предложил провести процедуру ВБВ. Фёдор Григорьевич тогда ничего не сказал мне о возникающих у него тяжелейших приступах потери равновесия. При отрыве взгляда от операционного поля и переводе головы в вертикальное положение у него перед глазами «плыл» назад потолок, и он сам падал назад. Об этом знали его сотрудники и вовремя помогали удержать равновесие.

Все возможные средства современной медицины (в том числе и иглоукалывание) ему никаких положительных результатов не давали. Оставалось предложение провести операцию по удалению лабиринта внутреннего уха (лабиринтоэктомию) справа. Такая операция приводит к полной глухоте со стороны оперируемого уха.

На момент нашей встречи у Фёдора Григорьевича был целый ряд проблем со здоровьем: ослаблен слух, уже упомянутый шум в ушах, недостаточная для проведения операций острота зрения (оперировал в очках), проблемы с желудком — приходилось регулярно принимать желудочные капли. Сердце же у него всегда было крепкое.

Я провел ему процедуру, направленную на укрепление органов пищеварительной системы, повышение кровоснабжения правого полушария головного мозга и улучшения слуха правым ухом. Положительный результат был получен сразу же. Лечение проводилось при его горизонтальном положении, он лежал на кушетке. Когда Фёдор Григорьевич сел, по его глазам было видно, что он очень удивлен. Я спросил, в чем дело? И он объяснил, что у него не было потери равновесия, постоянно возникающей при такой смене положения.

Шум в ушах исчез не сразу, а прошел постепенно по мере проведения процедур ВБВ. Довольно быстро значительно улучшился слух, что отметили все окружающие, особенно во время врачебных обходов.

При проведении первого курса ВБВ Фёдор Григорьевич прекратил прием желудочных капель. После нескольких курсов перестал пользоваться очками, даже при проведении операций в возрасте ста лет.

Потеря равновесия вновь появилась всего один раз через несколько лет, когда в отпуске, путешествуя по родным местам (по реке Лене), он перенапрягся, транспортируя тяжелый багаж. Фёдор Григорьевич позвонил тогда мне в Москву и попросил прилететь в Иркутск, чтобы помочь ему. Однако, обошлось без моего приезда. Я объяснил местной массажистке, что нужно сделать, и ей удалось существенно облегчить его состояние.

Хочу привести еще пример лечения пациентки Рахман Инны, поступившей к нам на лечение в ноябре 2012 года в возрасте 67 лет с диагнозом: болезнь Меньера. Человек она очень искренний и эмоциональный, и вот что рассказала о себе.

Тридцать лет тому назад она с мужем эмигрировала в США, и через пять лет у нее начала развиваться болезнь Меньера. Сначала появился шум в левом ухе и ухудшился слух на это ухо. Появились также периодические приступы сильных головных болей, тошноты, повысилось артериальное давление до 180 мм рт. столба. Затем появились неустойчивая походка и периодические, сначала редкие, а затем систематические (1-2 раза в неделю) сильно выраженные приступы головокружения в вертикальной плоскости. Если ей не удавалось за что-то ухватиться, она падала вперед, сильно разбивая лицо с большой потерей крови. При оценке патологичности вестибулярного аппарата с помощью теста — позы Ромберга (положение стоя с закрытыми глазами) — она падала вперед (напомню, что неустойчивость у Ф.Г. Углова проявлялась падением назад).

В таком состоянии у нее, естественно, возникли серьезные проблемы, как на работе, так и в быту. За руль садиться ей было небезопасно, а в США без машины, по ее словам, жизнь значительно усложняется.

Проводившаяся медикаментозная терапия положительных результатов не дала, а назначенный курс гормонального лечения резко ухудшил ее состояние, и она его прекратила. Оставалось одно — операция по удалению лабиринта внутреннего уха слева, приводящая к полной глухоте на это ухо. Пришлось пойти на это.

После операции в течение примерно пяти лет неустойчивости походки и потери равновесия не наблюдались. Однако, постепенно через пять лет все перечисленные ранее признаки болезни Меньера у нее проявились через правое ухо. Положение было отчаянное. Она понимала, что медицина не способна ей помочь. И вдруг летом 2012 года из русскоязычной прессы она узнает, что в нашей лаборатории лечат болезнь Меньера со стойкими отделенными результатами.

Ее муж позвонил нам и, описав ситуацию, спросил, можно ли помочь жене? Обычно я отказываю в лечении больным после проведения операции. Однако, ввиду крайне тяжелого состояния больной, я согласился провести ей курс лечения, предупредив, что оно может оказаться безрезультатным. Она приехала в Санкт-Петербург, и в ноябре 2012 года прошла у нас курс лечения.

Привожу ее жалобы при поступлении на лечение:

— частые (1-2 раза в неделю) сильные приступы головокружения в вертикальной плоскости;

— неустойчивая походка вплоть до невозможности самостоятельного передвижения;

— при закрывании глаз в положении стоя начинается незамедлительное (ни на секунду) резкое падение вперед;

— сильное снижение слуха: без слухового аппарата с большим трудом понимала громкую речь;

— шум в правом ухе;

— повышенное, до 180 мм ст. столба, артериальное давление;

— приступы головных болей.

В течение трех с половиной недель ей было проведено 11 процедур, направленных, в основном, на повышение работоспособности левого желудочка сердца, улучшение кровоснабжения головного мозга, повышение функционального состояния правого уха.

Результаты лечения:

— ни одного случая головокружения и головной боли;

— отличная устойчивость в позе Ромберга;

— походка стала уверенной, энергичной;

— артериальное давление стабилизировалось в пределах 120-140 мм рт. столба;

— улучшился слух;

— значительно улучшилось общее самочувствие.

Пациентке было рекомендовано для закрепления результата пройти повторный курс через полгода-год. Наблюдение продолжается.

Лечить пациентов с болезнью Меньера, когда причиной ухудшения состояния являются нарушения работы вестибулярного аппарата, мне доводилось не много. Гораздо чаще обращались ко мне за помощью больные с жалобами на неустойчивость походки, сильные головокружения, приступы тошноты и головной боли при поездке в транспорте или при быстро меняющихся перед глазами предметах («картинках»).

Им также ставили диагноз «болезнь Меньера». Однако, причиной тяжелого состояния этих пациентов было не нарушение в работе вестибулярного аппарата, функционирующего нормально (хотя у некоторых тоже были жалобы на шум в ушах и ухудшение слуха), а нарушение кровообращения головного мозга, а именно: изменение баланса кровоснабжения между полушариями мозга или изменение баланса кровообращения передних и задних отделов в одном полушарии.

Для понимания процессов развития таких заболеваний и определения причин их возникновения представим схематично систему кровообращения головного мозга. В мозг кровь поступает по двум позвоночным и по двум сонным артериям. На уровне основания мозга указанные сосуды правой и левой стороны анастомозируют между собой, образуя виллизиев круг. При этом имеется как автономность кровоснабжения правого и левого полушария, а внутри них передних и задних отделов, так и взаимосвязь. Очень грубо артерии, как и любые кровеносные сосуды, можно представить в виде резиновых шлангов, армированных металлической оплеткой, сосуды же армированы нервной «оплеткой» и «принадлежащей» ей мышечной структурой. Нервы с помощью мышечной структуры поддерживают нужный тонус сосудов, обеспечивая необходимые для кровотока проходные сечения и волнообразные ритмические сокращения стенок (перистальтику).

Работоспособность нервной системы определяется ее энергооснащенностью. При изменении энергооснащенности происходит изменение работоспособности мышц, обеспечивающих тонус сосудов, что приводит к изменению их проходных сечений и, следовательно, к изменению кровотока.

Такой процесс изменения кровотока, кардинальным образом влияющий на жизнедеятельность организма, как показала практика, происходит в артериях в зоне шейного отдела позвоночника. При повышенном артериальном давлении кратковременное воздействие методом ВБВ на участок нервной системы, иннервирующий позвоночные артерии в шейной области всегда приводит к снижению артериального давления и увеличению кровоснабжения головного мозга. Пациент сразу отмечает улучшение самочувствия, «просветление» в голове.

У пациентов с вегето-сосудистой дистонией, сопровождающейся понижением артериального давления, воздействие на нервы сонных артерий, тройничные нервы и нервы в области глаз также незамедлительно приводит к повышению давления, измеряемого на руках, из-за перераспределения энергетических потоков с позвоночных артерий на сонные. Пациент отмечает улучшение состояния, прилив бодрости за счет повышения кровоснабжения передних отделов головного мозга.

Таким образом, именно в зоне шейного отдела позвоночника при снижении энергооснащенности одела нервной системы, обеспечивающего тонус артерий, происходит, говоря техническим языком, «дросселирование» кровотока к головному мозгу.

Мы измеряем артериальное давление крови на руках, то есть до поступления крови в артерии шейного отдела. В гидравлической системе процесс дросселирования всегда создает перепад давления до и после него. Поэтому при сужении артерий в шейном отделе давление крови, измеряемое на руках, растет, а в полушариях головного мозга падает, кровоснабжение их ухудшается.

Жизнедеятельность и работоспособность органов и систем в организме определяется уровнем обеспечения их жизненной энергией, получаемой из «тонкого мира» благодаря взаимодействию с ним гормональной системы (см. статью «Напряжение — это жизнь» в «Вестнике Петровской академии» № 7 за 2007 год).

Главное и наиболее интенсивное взаимодействие с «тонким миром» осуществляется посредством системы «гипофиз-гипоталамус». Вбираемый гипоталамической областью поток «жизненной» энергии разделяется затем на два потока, идущих вдоль позвоночника слева и справа. На уровне виллизиевого круга (артерий головного мозга) происходит регулирование энергооснащенности правого и левого энергетических потоков в зависимости от потребностей внутренних органов и систем в соответствии с их специализацией. «Левосторонний поток» «отвечает», в основном, за работу органов, расположенных в грудной клетке, рук и существенно определяет психосоматическое состояние, а «правосторонний» «курирует» органы желудочно-кишечного тракта, мочеполовой системы и работу ног.

Каждый орган получает свою долю из общего энергетического потока с параметрами, необходимыми для его жизнедеятельности. В идеальном случае распределение энергии между органами должно обеспечить требуемую удельную плотность энергии каждого органа, чтобы работа всех органов проходила в едином временном масштабе, что и требуется для синхронности протекания внутренних процессов (см. статью «Некоторые соображения по вопросу времени» в сборнике АН РСФСР «Проблемы пространства и времени в современном естествознании» серии «Проблемы исследования Вселенной», вып. 15. 1991 г.). При несоблюдении этого требования в организме развиваются патологии.

Необходимо отметить, что в различных ситуациях происходит не только повышение или понижение общей энергооснащенности организма за счет изменения взаимодействия с «тонким миром», но и перераспределение энергии, как внутри зоны действия каждого энергетического потока («правого» и «левого») между курируемыми ими органами и системами, так и между самими энергетическими потоками, поскольку они взаимосвязаны и находятся в постоянном взаимодействии.

Анатомической основой, обеспечивающей возможность такого перераспределения энергии в организме является то, что как сосудистая, так и нервная системы представляют собой замкнутый круг, воедино связующий органы, принадлежащие к разным энергетическим потокам. При этом повсеместно имеется тесная анатомическая и функциональная связь сосудов и оплетающих их сосудодвигательных нервов. Так, например, на уровне головного мозга артерии правой и левой стороны образуют замкнутый виллизиев круг. Такая же замкнутость имеется между обоими полушариями за счет нервных связей.

При ослаблении или усилении работоспособности какого-либо органа соответственно понижается или повышается его энергооснащенность. На столько же будет снижаться или повышаться потенциал энергетического потока, курирующего этот орган. Например, если в организме происходят процессы, приводящие к усилению работы печени или желудка, то на уровне виллизиева круга произойдет перераспределение общего энергетического потока между «левым» и «правым» потоками в пользу «правого». Энергооснащенность «левого» потока снизится, что приведет к ослаблению работы «левых» органов: сердца (в основном, левого желудочка и левого предсердия), поджелудочной железы, левого легкого. И наоборот.

Такое перераспределение энергии мы отмечаем по изменению работоспособности внутренних органов в процессе лечения методом ВБВ. Понимание этого очень важно для правильного выбора методики в каждом конкретном случае.

Успешное лечение достигается подбором методики, направленной не на перераспределение энергии между «левым» и «правым» потоками, а на увеличение общего потока посредством усиления взаимодействия гипоталамической области с «тонким миром».

Ослабление «левого» и «правого» потоков приводит к уменьшению энергооснащенности сосудодвигательных нервов артерий в зоне шейного отдела позвоночника. Следствием этого является снижение способности циркулярных мышц поддерживать необходимые проходные сечения артерий: их просвет сужается. Возникает «дроссель», кровоток к мозгу снижается, а артериальное давление, наоборот, начинает расти, снижается кровоснабжение головного мозга. Так развивается гипертония в различных ее формах в зависимости от нарушения работоспособности внутренних органов.

Например, если при симметричном повышении систолического давления повышается и диастолическое до 90 мм рт. столба и выше, то наиболее вероятной причиной будет снижение работоспособности почек. Профилактика и лечение гипертонии в этом случае направлена на повышение работоспособности почек.

Если такое повышение артериального давления происходит с одной стороны (а давление всегда меряется на обеих руках), то надо обратить внимание на почку этой стороны.

Если же повышено с обеих сторон только систолическое давление, то это означает, что происходит общее ослабление организма, снижается его функционирование в целом. Это случается и с возрастом, но более всего из-за различных нарушений правильного образа жизни: гиподинамии, переедания, нерационального питания, недостаточности и однонаправленности напряжений, вредных привычек и др. Лечение и профилактика гипертонии в этом случае должна быть направлена, прежде всего, на организацию здорового образа жизни.

Когда систолическое давление повышено только справа, то причина этого, вероятнее всего, в снижении функций органов пищеварительной и, или мочеполовой систем, а если только слева — возможно ослабление работы сердечно-сосудистой системы, легких и поджелудочной железы. Лечение и профилактика гипертонии в таком случае заключается в определении ослабленных органов и в их укреплении.

Именно так мне представляются причины возникновения гипертонии, хотя теорий и гипотез о ее возникновении много. Популярная сейчас теория — виноваты микробы, особенно хламидии пневмонии, микоплазма пневмонии и некоторые другие, вызывающие воспалительные процессы, приводящие к избытку жидкости в организме. Лечение гипертонической болезни в таком случае направлено на борьбу с болезнетворными микробами. К чему может привести такое лечения, я описывал ранее на примере с пациентом П. (см. первую часть настоящей статьи), когда, обнаружив у его жены хламидии, предположили наличие их и у него. И нашли. Объяснили ему, что хламидии опасны и могут привести к инсульту. Начали лечить, хотя П. на тот момент был в отличном здравии, прекрасно выглядел, артериальное давление у него было в норме. Результат лечения — сначала инсульт, а затем два инфаркта.

Такая микробная теория этиологии гипертонии никак не сможет объяснить, почему кратковременное воздействие методом ВБВ на участок нервной системы, обеспечивающих работу вертебральных артерий в шейном отделе сразу же приводит к снижению артериального давления, хотя и ненадолго (так как причины нарушения в организме еще не устранены). Масса расплодившихся теорий о возникновении гипертонии затрудняет определение истинных причин ее возникновения.

Высокое артериальное давление опасно, так как из-за «дросселирования» кровотока в шейном отделе уменьшается кровоснабжение головного мозга. Это приводит к снижению скорости мозгового кровообращения, образованию застоев крови, отекам, что способствует образованию тромбов и может привести к инсульту. Но особенно опасно повышение давления только с одной стороны. Тогда из-за разницы кровоснабжения в полушариях головного мозга нарушается нормальное кровообращение между ними, и возникают «пробки» (подобно городским пробкам). Уже при разности давлений между левой и правой сторонами более 10 мм рт. столба возникают предпосылки к развитию инсульта, а при разности давлений в 30 мм рт. столба и выше надо срочно принимать меры: исходя из вышеописанного, выявить те ослабленные органы, из-за которых произошло снижение энергетического потока, приведшее к резкому повышению артериального давления с одной стороны. Терапия должна быть направлена на восстановление работоспособности ослабленного органа.

Методом ВБВ, воздействуя на нервы, иннервирующие артерии в шейном отделе со стороны высокого давления, удается одномоментно значительно снизить разность давлений и даже выровнять их. Но это — как средство скорой помощи. Если не принять мер по восстановлению работоспособности ослабленных органов, через некоторое время разность артериальных давлений по сторонам возникнет снова.

Процесс образования разности артериального давления между левой и правой сторонами сопровождается изменением соотношения кровоснабжения полушарий головного мозга: в полушарии со стороны повышенного давления кровоснабжение ухудшается. Нарушается нормальное кровообращение между полушариями головного мозга.

При повышенном артериальном давлении возникновение разности давлений в 20 мм рт. столба и более между сторонами повышает вероятность образования в системе кровообращения головного мозга застойных зон и тромбов, а, следовательно, существенно повышает и вероятность инсульта, который возникает всегда со стороны большего давления.

Однако, и при пониженных или нормальных величинах артериального давления наличие такой разности создает предпосылки к другим патологиям в организме.

Как уже говорилось, при повышении артериального давления с одной стороны возникает дисбаланс кровоснабжения полушарий головного мозги и, как следствие, дисбаланс их энергооснащенности.

Проводя лечение методом ВБВ, направленным именно на устранение энергетического дисбаланса между полушариями головного мозга, мы получаем хорошие результаты при патологиях, плохо поддающихся лечению: резких приступах головокружения, аутизме, гидроцефалии, энурезе, заикании.

Энергооснащенность головного мозга определяет его разрешающую способность, скорость восприятия и обработки информации. В идеальном случае у здорового человека все внутренние процессы протекают синхронно, в едином масштабе времени, нет энергетического дисбаланса между «левым» и «правым» потоками энергии. В едином масштабе времени протекают процессы и в полушариях головного мозга.

Тяжелые приступы головокружения при резком изменении положения тела в пространстве (например, из горизонтального в вертикальное), либо при изменяющимся перед глазами виде при поездке в быстро идущем транспорте, при мелькании различных предметов перед глазами возникают из-за разной скорости восприятия получаемой глазами информации в левом и правом полушарии головного мозга вследствие разной скорости протекания процессов в них. Другими словами, из-за разных масштабов времени работы левого и правого полушарий вследствие их энергетического дисбаланса (см. статью «Физиология и время» в сборнике РАН «Проблемы пространства, времени, тяготения» серии «Проблемы исследования Вселенной», вып. 20. 1997 г.).

При внезапном появлении зрительного образа информация о нем будет обработана с разной скоростью — с отставанием в менее энергетически оснащенном полушарии. Образ «поплывет» в сторону более оснащенного полушария — появится головокружение. То же происходит и при быстрой смене зрительных образов.

Я вполне допускаю, что прочитав изложенное, многим подумается: «Вот еще одна из многочисленных надуманных моделей возникновения таких состояний». Помимо успешных результатов лечения больных с тяжелыми приступами головокружения на основе наработанных знаний, верность представлений о причинах возникновения приступов головокружения подтверждается и при лечении аутичных детей.

По моему убеждению, именно разнорежимность работы полушарий головного мозга у этих детей создает трудности восприятия мира. Мир перед ними «раздваивается». Борьба с этим требует много сил. Поэтому ребенок старается отключиться от мира. Усталость от такой борьбы он часто «обрывает» кружением вокруг своей оси, либо по малому кругу. Но самое интересное, что если у ребенка ослаблены органы, «курируемые» «левым» потоком энергии (в основном, левые отделы сердца), то он будет кружиться по часовой стрелке, как бы догоняя наработку информации правым полушарием. Если же у ребенка ослаблены органы «курируемые» «правым» потоком (в основном, печень) то ребенок будет кружиться против часовой стрелки.

Вероятно, иногда проявляющиеся у аутичных детей сверхспособности объясняются вынужденным повышенным напряженным состоянием организма, а также их особым восприятием мира. Весьма вероятно также, что творческий подход, например, импрессионистов объясняется таким же особым необычным восприятием ими мира.

И еще из практики лечения.

У детей, страдающих гидроцефалией, которая также является следствием дисбаланса кровоснабжения полушарий головного мозга, с ростом головы на 1-3 см в месяц, при правильно выбранной программе ВБВ («левой» или «правой»), укрепляющей наиболее слабые органы, рост головы прекращается практически сразу после первой процедуры. Положительные результаты при лечении энуреза и заикания также достигаются правильным подбором методики. Так, при лечении заикания результат достигается либо укреплением сердца (в основном, левых его отделов), либо печени.

В заключение хочу привести случай лечения пациентки Шишловой Г.К., страдавшей очень тяжелыми приступами головокружения.

Пациентка Шишлова Г.К., 58 лет, поступила на лечение в лабораторию в ноябре 2001 года с диагнозом: болезнь Меньера.

Жалобы при поступлении: приступы головокружения при малейших движениях глазами, головой, сопровождающиеся головной болью, тошнотой, повышением артериального давления до 180-200 мм рт. столба.

Первые симптомы заболевания появились в 1996 году. Вначале симптомы были слабыми, но со временем стали нарастать. Обратилась к врачам, было назначено медикаментозное лечение. Неоднократно лечилась в стационаре, где назначалось «массивная» лекарственная терапия: таблетки, уколы, капельницы. Несмотря на это, заболевание только прогрессировало. В конце концов, состояние больной настолько ухудшилось, что она уже не могла самостоятельно передвигаться даже по квартире, и в последний год у нее был, в основном, постельный режим.

Врачи говорили, что это заболевание мало изучено, консервативно не лечится и предложили оперативное лечение, не обещая, однако, положительных результатов. Больная находилась в полном отчаянии, стали появляться суицидальные мысли. Муж ушел из семьи, так как не хотел жить с инвалидом.

Узнав из средств массовой информации о положительных результатах лечения болезни Меньера в лаборатории немедикаментозной терапии, больная решила приехать на лечение. На первый прием она прибыла с двумя сопровождающими, так самостоятельно передвигаться не могла.

Уже после проведения первой процедуры пациентка почувствовала значительное улучшение и стала передвигаться самостоятельно. А после второй процедуры отказалась от помощи сопровождающих. После каждой последующей отмечала улучшение и к концу лечения (9 процедур) почувствовала себя совершенно здоровой: полностью прекратились головокружения, головные боли, улучшилась работа сердца, нормализовалось артериальное давление (120-130 мм рт. столба).

После первого курса пациентке было рекомендовано провести повторный курс через 5-6 месяцев, чтобы закрепить результаты лечения. Но на повторный курс она приехала только через 5 лет, объяснив, что всё это время она чувствовала себя хорошо и только через 4 года почувствовала небольшие головокружения.

Подробный рассказ Шишловой Г.К. о ее болезни и лечении размещен у нас на сайте.

(Продолжение следует)

Источник и другие материалы — сайт Лаборатории доктора Копылова

Обвиняемый — страх. Часть 3

Обвиняемый — страх. Часть 2

Обвиняемый — страх. Часть 1 

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Философия мягкого пути

Этот фильм был показан после Открытия XXII Зимних Олимпийских игр в Сочи. В нём рассказывается о том, как наш народ...

Закрыть