Дмитрий Беляев
23.09.2011 «Нива», Европа , , , , , , ,

Умиротворенiе Европы

Нас часто укоряют словами про «цивилизованную Европу». На проверку оказывается, что и в «благополучной» Европе все далеко не безоблачно. Помните недавний инцидент с Жераром Депардье? В эфире «Вести.ФМ» пару не так давно шло обсуждение этого случая. В студию поступил звонок нашего эмигранта из Франции, который проживает в Париже уже не первый десяток лет. Он сообщил, что «цивилизованная Европа» — это миф. Люди там точно также делятся на порядочных и непорядочных. И, путешествуя по Евросоюзу, он не редко встречал неприемлемое поведение людей. Отсюда вывод, что от гражданства порядочность (и не только она)  человека не зависит.

Сейчас, когда экономика Евросоюза буквально трещит по швам, особенно интересно посмотреть на то, что происходило с Европой 100 лет тому назад. Продолжая цикл статей из дореволюционного журнала «Нива», обращаю ваше внимание на заметку под названием «Умиротворенiе Европы».

51 выпуск журнала «Нива» за 1909 год

Европа живет на вулкане под вечным страхом колоссальнейших международных потрясений. Над головами всех народов висит грозная лавина кровавых иностранных нашествий, и с каждым днем тяжесть ее нарастает все более и более, и смертоносная разрушительная сила становится все ужаснее и ужаснее. Все, что предпринимается для упрочения мира — безумные затраты на вооружение многомиллионных армий, разорительные для всех наций расходы на сооружение невообразимо громадных флотилий, наконец даже грозные коалиции отдельных народов — все в конечном итоге способствует ускорению и неминуемости и потрясающей силе грядущего взрыва — всеобщей войны. Опасность последнего давит мысль человечества, как неотступный комар наяву, от которого нет возможности пробудиться.

Вечные тревоги так мучительны, экономический и моральный гнет милитаризма так тяжел, что сердца всех народов невольно проникаются жаждою иного порядка и хоть в мечте ищут путей к всеобщему умиротворению. Всего сильнее брожение миролюбивой мысли начинает сказываться именно в той стране, где всего больше думают о грядущей войне и неусыпно готовятся к ней — именно на родине милитаризма: Германии. Оно сказалось и в тронной речи императора Вильгельма при открытии сессии рейхстага, выразившей вместо обычного бряцания оружием глубокую радость по поводу заметного улучшения отношений  с Францией в области разрешения мароккского вопроса, который тот же оратор и вдохновляемая им германская дипломатия еще не так давно трактовали в самом воинственном духе.

Та же гложущая миллионы сердец жажда мира и успокоения сказалась как в последних попытках гр.Бюлова к соглашению с Англией по вопросу о сокращении морских вооружений, так и в первых шагах его преемника, поставивших примирение с Англией в основу нового курса германской политики. Тем же глубоким миролюбием проникнута его  программная речь в рейхстаге при обсуждении бюджета, констатирующая трещину, появившуюся в тройственном союзе после свидания в Раккониджи и косвенным образом признающая изолированность Австро-Германии. Выражая упрек русской прессе в излишней подозрительности по отношению к замыслам германской дипломатии, новый канцлер в интересах мира и умиротворения призывал к спокойствию и германскую прессу и просил не смешивать намерения германского правительства с воспаленными мечтаниями пангерманских кружков.

Но еще более могучий, искренний и убежденный призыв к миру прозвучал в проекте, внесенном в рейхстаг партией свободомыслящих: о признании Эльзаса и Лотарингии автономным государством германского союза с самостоятельным народным представительством по основным принципам избирательного права имперского рейхстага. В течение веков культурного господства Франции при котором даже двор Фридриха Великого говорил исключительно по-французски, считая немецкую речь приличным жаргоном «черни» добрые немцы успели офранцузиться, и насильственное присоединение их к старому германскому отечеству довело их приверженность к Франции до белого каления.

Чем сильнее старались немецкие администраторы приковать эльзасцев к Германии железными кандалами, тем неудержимее упрямые сердца непокорного населения рвались навстречу братьям, оставшимся по ту стороны границы. Трудно знать заранее, как отнесся рейхстаг к проекту свободомысляших, но благоразумные головы обеих наций должны бы, кажется, помириться на этом компромиссе. Пора прекратить кровавую борьбу из-за обладания этими провинциями, обрекающую оба народа на вечную ненависть друг к другу. Когда французы и немцы сойдутся на этом решении, из жизни Европы будет удален очаг опасных осложнений, ежеминутно грозящий всему миру возможностью кровавых замешательств и потрясений.

Если бы дипломаты действительно заботились об упрочнении мира, они не ограничились бы одной автономией Эльзаса-Лотарингии, но пошли бы дальше и позаботились бы об оздоровлении другого источника международных осложнений — в виду хотя бы такого же компромиссного решения славянского вопроса. Переустройство внутреннего государственного быта Австрии из двуединой немецко-венгерской в триединую — немецко-венгерско-славянскую — путем  автономного самоуправления славянских областей внесло бы начало мира и согласия в ту часть Европы, где теперь глухо клокочут ненависть и вражда.

Умиротворенная Европа, сильная чувством своего единства, могла бы спать спокойно, не боясь завтрашнего дня. Пусть все это — мечта, но, устав душою от вечного страха за будущее, не грешно в великие дни мира и благоволении предаться и пленительным мечтам.

Поделиться

Комментарии Правила дискуссии

Читайте ранее:
Последняя осень

http://www.youtube.com/watch?v=0SFkjqxKbyQ В продолжение темы «Антиселигера» Навальный, Чирикова и © организуют полит-фестиваль с характерным названием «Последняя осень». Звучит трагично. Для кого...

Закрыть